| На база знаний. | .
Средний танк Т-28 PDF Печать E-mail
Автор: Олег Бегинин   
22.05.2010 05:38

Средний танк Т-28 на Ленинградском фронте, март 1943 года

Средний танк Т-28 был создан в 1933 году. Всего же к 1940 году было выпущено в общей сложности около 600 машин. Довольно массовое производство, по сравнению с выпуском танков других типов.

В конце 20-х годов наиболее активно танкостроение развивалось в трех странах - в Великобритании, Германии и Франции. При этом английские фирмы вели работы широким фронтом, активно освещая и рекламируя их в печати. Расчет делался прежде всего на возможные заграничные заказы - потребности собственной армии в танках были в то время весьма скромными. В Германии, которой Версальским мирным договором запрещалось иметь бронетанковую технику, разработки в этой области носили засекреченный характер. Франция пошла иным путем и, имея самый большой на тот момент танковый парк в мире, новых машин практически не создавала, а ограничилась попытками модернизации своих многочисленных "Рено" FT 17.

В 1926 году британская фирма "Виккерс" начала разработку нового танка. Он должен был заменить в войсках танки Мк.I и Мк.II, принятые на вооружение в 1924-1925 годах и имевшие множество недостатков. Основные требования Военного департамента к фирме "Виккерс" сводились к следующему: усиление вооружения, по сравнению с предшественниками, и масса не более 15,5 т. Первый проект танка с тремя пулеметными и одной пушечной башнями, получивший обозначение А6, был отвергнут военными, так как он не укладывался в ограничение по массе.



В ходе переработки чертежей число башен сократилось до трех, и в 1927 году фирма "Виккерс" изготовила два прототипа, получивших обозначения А6Е1 и А6Е2. Внешне обе машины были очень похожи и отличались лишь типом трансмиссии. На А6Е1 стояла обычная четырехскоростная коробка передач Armstrong-Siddley, а на А6Е2 - швейцарская коробка Winterthur/SLM. В качестве силовой установки на обоих танках использовался 180-сильный карбюраторный двигатель Armstrong-Siddley V8 с воздушным охлаждением. Вооружение размещалось в трех башнях: большой (47-мм пушка и 7,71-мм пулемет) и двух малых (по два 7,71-мм пулемета в каждой). Экипаж состоял из шести человек. Бронирование танка составляло 9-14 мм. Масса 16 т. Испытания, проведенные в конце 1927 года на полигоне в Фарнборо, показали, что машины развивают максимальную скорость до 40 км/ч, однако их подвеска, во многом заимствованная у танков Mk.I и Mk.II, оказалась неудачной.

В 1928 году был изготовлен третий экземпляр танка - А6ЕЗ. Количество пулеметов на нем сократили до трех (по одному в каждой башне) и установили новую шестискоростную планетарную коробку передач конструкции Вильсона.

Информация о танках А6 часто мелькала на страницах периодической печати конца 20-х годов. Многие военные газеты и журналы называли их "машинами, воплотившими в себе современное состояние среднего танкостроения". К 16 тонным A6 проявили интерес многие страны, в том числе СССР, Япония, Германия и Польша. Однако в армейских кругах самой Англии машину встретили без особого энтузиазма.

В 1930 году, когда еще полным ходом шли испытания А6, Военный департамент заказал фирме "Виккерс" три танка. В целом похожие на А6Е1, они отличались измененной формой большой башни, получившей развитую кормовую нишу для размещения радиостанции и командирскую башенку конструкции Бишопа; малыми пулеметными башенками, сдвинутыми вперед, и измененной конструкцией крышки люка механика-водителя. Ряд улучшений внесли и во внутреннее устройство танка. Изготовленные к 1933 году, эти машины, получившие индексы Mk.IIIE1, Mk.IIIE2 и Mk.IIIE3, были переданы в 1-ю бронетанковую бригаду, в составе которой эксплуатировались до конца 30-х годов.

Почти одновременно с разработкой танка нового среднего танка А6 в Великобритании трем немецким фирмам - "Круп", "Рейнметалл" и "Даймлер-Бенц" - командование рейхсвера выдало задание на проектирование среднего танка. По уже упомянутой причине во всех документах оно именовалось как разработка Grosstraktor ("большого трактора для сельского хозяйства"). К 1930 году было построено шесть опытных образцов, по два каждой фирмой.

По компоновке и внешнему виду все машины оказались похожими: вооружение располагалось в двух башнях, ходовую часть закрывал броневой экран. Тем не менее, различия были весьма существенными: на "гросстракторах" стояли разных типов двигатели (250-сильный BMW или 255-сильный Daimler) и трансмиссии, подвески, установки вооружения; имелись отличия и во внутреннем оборудовании. Прототипы фирмы "Даймлер-Бенц" были легче - 15 т против 19 т у крупповских и рейнметалловских, кроме того, они могли плавать. Эти танки в рамках секретного договора о военно-техническом сотрудничестве между Советским Союзом и Германией доставили в СССР. В 1929 - 1932 годах они проходили испытания под Казанью в танковой школе КАМА, созданной и оборудованной с помощью немецкой стороны. Там же была организована специальная техническая комиссия "ТЕКО" для обмена научно-технической информацией. Советские инженеры и конструкторы смогли ознакомиться с чертежами "гросстракторов" всех трех фирм, а также с результатами их испытаний, проведенных под Казанью.

В 1933 году все шесть немецких машин вернулись в Германию. Двумя годами позже одну из них установили в качестве памятника у штаба вновь сформированной 1-й танковой дивизии Вермахта, остальные пять отправили в утиль.

В 1930 году в Великобританию прибыла советская закупочная комиссия во главе с начальником УММ РККА И.А.Халепским. В задачу Халепского входило приобретение наиболее современных образцов бронетанковой техники и отправка их в СССР для изучения и использования при организации собственного серийного производства.

Во время посещения заводов фирмы "Виккерс", с которой были заключены контракты на поставку в Советский Союз партий легких и средних танков, а также танкеток, советские специалисты увидели и проходивший испытания А6. Эта машина очень заинтересовала членов закупочной комиссии. В июне 1930 года прошли переговоры о ее приобретении итогом которых, было получено условие от фирмы "Виккерс", что она полностью "готова построить для правительства СССР 16-ти тонный танк по спецификации, разработанной ею самой (продажа готового образца не может быть осуществлена ввиду его секретности), на следующих условиях:
1) платеж 20 000 фунтов стерлингов как контрибуция за ознакомление с конструкцией и развитием танков этого типа;
2) заказ 10 танков, которые будут изготовлены в Англии по цене 16000 фунтов за танк без вооружения;
3) дальнейший заказ у фирмы "Виккерс" танкеток "Карден-Ллойд" Мk.VI и танков "Виккерс" 6-ти тонный".

Проекции танка Т-28 образца 1935 года (с пушкой КТ-28 и поручневой антенной)

Естественно, такое предложение ни в коей мере не могло устроить советскую сторону. Получив отчет о результатах этих переговоров, заместитель председателя Реввоенсовета СССР М.Н.Тухачевский докладывал председателю Комиссии обороны СССР В.М.Молотову: "Предложение фирмы является для нас неприемлемым как с технической точки зрения, так и с коммерческой".

В период пребывания на заводах фирмы "Виккерс" представители советской закупочной комиссии старались собрать как можно больше сведений о новом танке. После возвращения в СССР вся полученная информация была обобщена, и 2 декабря 1930 года Гинзбург сделал подробное сообщение руководству УММ РККА. Любопытная деталь: по словам Гинзбурга, "сведения от английских испытателей были получены лишь после того, как англичанам было заявлено, что советские представители уже купили "Виккерс" 16-ти тонный и теперь ждут его получения"; в заключение он отметил: "Считаю, что эта машина представляет максимальный интерес для Красной Армии как лучший современный тип маневренного среднего танка".

На основании этой оценки Халепский поручил провести эскизное проектирование 16-тонного танка факультету моторизации и механизации Военно-технической академии им. Ф.Дзержинского и одновременно созданному 28 января 1931 года танко-тракторному конструкторскому бюро ВОАО под руководством Гинзбурга.

В июле 1931 года оба проекта были готовы. Вариант "дзержинцев" в отличие от "Виккерса" имел более мощный двигатель (предполагалось установить М5) и ходовую часть с тремя тележками от танка Т-26, что, по мнению проектировщиков, должно было облегчить серийное производство. КБ ВОАО представило проект танка под индексом Т-28. Его основными разработчиками стали начальник КБ С.Гинзбург, заместитель начальника В.Заславский и инженеры-конструкторы О.Иванов и А.Гаккель. В пояснительной записке к Т-28 говорилось: "В основу проекта положены следующие тактико-технические требования:
1) Спроектировать танк среднего веса - 16000 кг - с большим радиусом действия для мехсоединений.
2) Положить в основу конструкции 16-тонного танка опыт испытания танков в "ТЕКО" и отечественный опыт танкостроения.
3) В основу общего расположения агрегатов положена конструкция 16-тонного танка "Виккерс".

Исходя из расчетов, в танке предполагается установить мотор М5 в 400 л.с. с теми же доделками, что и для БТ, коробку скоростей по типу Т-26 и бортовые фрикционы конструкции Кристи. Движитель по компоновке типа 16-тонного "Виккерса", гусеничная цепь по типу Т-26 с шириной, доведенной до 380 мм. Нижняя подвеска спроектирована в основном по типу танка фирмы "Круп" в "ТЕКО" и состоит из следующих частей: гусеничной рамы (коробки), приклепанной к бортовой броне корпуса со съемной стенкой, открывающейся в виде трех дверец. Внутри этой коробки монтируются вся нижняя подвеска и ящик для запасных частей (на борт).

Система подвески спроектирована в виде 2-х тележек на каждую сторону. Каждая тележка имеет по три свечи с двумя парами катков, связанных между собой двумя парами балансиров.

Корпус - вертикальная броня 16-17 мм, листы носа 20 мм, крыша 10 мм, дно 8 мм. Большая башня проектируется со спаренной установкой 45 мм пушки и пулемета ДТ, по типу установленной на танке БТ с механическим приводом вращения и перископическим прицелом. Параллельно разрабатывается башня с комбинированным механизмом вращения - механико-электрическим. Конструкция малых башен по типу танка Т-26 с пулеметами ДТ. После рассмотрения обоих вариантов руководство Управления моторизации и механизации 28 сентября 1931 года заключило с ВОАО договор на "Разработку проекта, изготовление рабочих чертежей и постройку двух опытных образцов 16-ти тонного танка Т-28 с различными типами подвески". Общая стоимость заказа составила 300000 рублей, срок изготовления образцов - к 1 мая 1932 года.

В ходе работы над опытным образцом в его конструкцию внесли ряд изменений: вместо двигателя М5 был установлен более мощный М17, а из-за отсутствия 45-мм орудия в главной башне смонтировали 37-мм пушку ПС-2. Кроме того, машину выполнили из обычной (неброневой) стали. Первый испытательный пробег по двору завода "Большевик" Т-28 совершил 29 мая 1932 года. Сразу же выяснилось, что новая машина имеет множество недостатков и недоделок - их приходилось устранять в ходе испытаний. Поэтому в течение июня Т-28 прошел всего 62 километра.

Руководство СССР и Красной Армии проявляли к новому танку большой интерес: 11 июля 1932 года Т-28 был продемонстрирован командному составу Управления моторизации и механизации РККА, а 28 июля - партийному руководству Ленинграда во главе с первым секретарем горкома членом политбюро ЦК ВКП(б) С.М.Кировым. В целом новый танк произвел благоприятное впечатление. Правда, военные потребовали установить на втором опытном образце дизельный двигатель ПГЕ, разрабатываемый в Опытно-конструкторском механическом отделе (ОКМО) завода им. Ворошилова, и новую башню с 76-мм орудием ПС-3 конструкции П.Сячентова.

В августе-сентябре 1932 года конструкторы ОКМО под руководством О.Иванова, учитывая результаты испытаний и требования военных, коренным образом переработали чертежи Т-28. В результате получилась фактически другая машина: изменились подвеска и трансмиссия, конструкция башен и корпуса, было усилено вооружение. Не дожидаясь изготовления опытного образца, в конце октября 1932 года Совет труда и обороны СССР принял решение об организации серийного производства танков Т-28 на заводе "Красный путиловец" в Ленинграде.

За успешную разработку танка Т-28 решением Комитета обороны СССР от 14 ноября 1932 года высшей награды СССР - ордена Ленина - удостоили начальника ОКМО Н.В.Баранова, технического руководителя конструкторского бюро ОКМО О.М.Иванова, начальника конструкторского бюро ОКМО С.А.Гинзбурга и бригадира сборочного цеха ОКМО, руководившего сборкой опытного образца Т-28, И.И.Иванова. Кроме того, пять рабочих и мастеров были награждены орденами Трудового Красного знамени и еще восемь - почетными грамотами ВЦИКа.

Завод "Красный путиловец" выбрали для организации серийного производства танков Т-28 - очень сложной по тому времени машины - не случайно. Это было одно из наиболее мощных машиностроительных предприятий Советского Союза, имевшее неплохую производственную базу и богатый опыт в изготовлении артиллерийских орудий, тракторов, паровозов, турбин, подъемных кранов и т.п. А с осени 1931 года завод серийно производил детали для танков Т-26: каретки нижней подвески, ведущие колеса, бортовые редукторы, элементы коробки передач. Впервые группа инженеров с "Красного путиловца" - Титов, Ходим, Доброхотов, Четвериков и Белов - ознакомилась с чертежами Т-28 в КБ ОКМО 30 октября 1932 года, а через месяц вся документация поступила на завод.

Под серийное производство Т-28 был отведен механический цех № 2 (МХ-2), до этого выпускавший в небольших количествах драги, паровозы и подъемные краны. Оборудование цеха было старым и не приспособленным для поточного изготовления деталей танков, требовавшего высокой культуры производства. Поэтому заводу пришлось задействовать законсервированные станки еще времен Первой Мировой войны - их модернизировали и запустили в работу. Кроме того, по распоряжению Кирова станки были доставлены с других предприятий Ленинграда. Эти меры, а главное, большой производственный опыт рабочих и мастеров цеха, позволили к концу апреля 1933 года собрать первые 12 танков Т-28. Десять из них прошли на первомайском параде в Москве, а два - в Ленинграде. После парадов машины вернули на завод для доделок и устранения выявленных недостатков.

Колонна танков Т-28 из состава 20 ттбр им. С.М.Кирова движется к Карельскому перешейку, декабрь 1939 года.

Освоение производства Т-28 шло с большими трудностями. Первая партия из 14 танков была окончательно готова только к 1 октября, а к концу декабря при годовом плане в 90 единиц с большими трудностями сдали только 41 машину.

Для исправления положения в ноябре 1933 года под руководством инженеров И.Орленко и Э.Майдельмана была начата реконструкция цеха. На его базе предполагалось создать специальный танковый цех, способный выпускать до 150 Т-28 в год. Для этого было организовано восемь специальных монтажных мест для сборки танков, заказаны за границей необходимые станки и оборудование, а из тракторного цеха переведен ряд квалифицированных инженеров и мастеров.

В конце 1933 года из числа конструкторов паровозного отдела и отдела общего машиностроения (всего 27 человек) организуется специальное танковое конструкторское бюро - СКБ-2. Его возглавил О.М.Иванов, который в КБ ОКМО был ведущим инженером при разработке танка Т-28. Сначала СКБ-2 подчинялось непосредственно начальнику цеха МХ-2 и лишь с 1935 года перешло в подчинение главному инженеру завода. Однако специалистов-танкостроителей на заводе по-прежнему не хватало, и дирекция обратилась к наркому тяжелого машиностроения С.Орджоникидзе с просьбой выделить подготовленных людей. В результате осенью 1934 года в СКБ-2 прибыла группа выпускников Военной академии моторизации и механизации РККА им. Сталина и Ленинградского политехнического института, всего 14 человек. Некоторые из них - А.Ермолаев, Л.Сычев, Н.Халкиопов - впоследствии стали известными конструкторами.

Следует отметить, что в 1932-1934 годах над СКБ-2 шефствовали КБ заводов им. Ворошилова и им. Кирова (бывший ОКМО завода им. Ворошилова), уже имевшие к тому времени определенный опыт в танкостроении.

Осенью 1933 года для испытаний и приемки танков была создана комиссия под руководством С.Гинзбурга, реорганизованная в конце года в опытно-исследовательскую секцию, которую возглавил опытный инженер А.Ланцберг.

Серийное производство Т-28 по-настоящему стало разворачиваться только в 1934 году, когда программа выпуска танков составила 50 единиц плюс запасные части к Т-28 на сумму 500 000 рублей. К этому времени была проделана большая работа по реорганизации цеха МХ-2, перестановке оборудования, изготовлению большого количества специального режущего и мерительного инструмента, а также налажена устойчивая связь с предприятиями-смежниками. Бронекорпуса и башни Кировский завод (после убийства С.Кирова завод "Красный путиловец" переименовали в Кировский завод) получал с Ижорского завода, двигатели М-17 с завода № 26 (г.Рыбинск), радиаторы с завода № 34 (г.Харьков), коробки перемены передач с завода "Красный Октябрь" (г.Ленинград), баки и воздушные фильтры с завода № 7 (г.Ленинград), подшипники с Государственного подшипникового завода (г.Москва), приборы - манометры, термометры, спидометры, тахометры - с завода № 213 (г.Москва), радиостанции - с завода № 203 (г.Москва).

В первые годы серийного производства (с 1933 по 1935 год) танки Т-28 имели множество недостатков, иногда весьма серьезных. Поэтому выпущенные машины долгое время задерживались военной приемкой, а в уже сданных приходилось устранять дефекты непосредственно в войсках, куда направлялись специальные заводские бригады. Кроме того, цех продолжал выпускать и прежнюю продукцию: краны, драги, прессы. Все это отвлекало и без того немногочисленные рабочие кадры. Лишь к началу 1936 года МХ-2 полностью освобождается от прежних заказов. К этому времени в конструкцию Т-28 было внесено более 700 крупных конструктивных изменений, окончательно отработаны чертежи и технология производства.

В этот же период предпринимаются попытки модернизации Т-28. Осенью 1935 года в СКБ-2 начались работы по созданию его "скоростного" варианта. Планировалось улучшить скоростные и маневренные качества танка за счет переконструирования бортовых редукторов и коробки передач. Ведущим инженером новой машины, получившей индекс Т-28А, стал заместитель начальника СКБ-2 А.Ефимов. Первое испытание Т-28А прошел 11 сентября 1935 года. Он без труда разогнался до скорости 55,8 км/ч. После необходимых доработок в мае 1936 года комиссия под председательством командира 6-й тяжелой танковой бригады полковника Лизюкова провела очередные испытания "скоростной машины Т-28А", заводской индекс № С-910". В своем заключении комиссия отмечала, что "скоростная машина Т-28А по своим тактико-техническим и конструктивным свойствам является боевой и для эксплуатации в войсках вполне пригодной. Для прохождения среднепересеченной местности третья передача (46 км/ч при оборотах двигателя 1450 об/мин) должна быть нормальной эксплуатационной, а четвертая (55,8 км/ч при оборотах двигателя 1450 об/мин) должна быть резервной при движении по грунтовым дорогам и шоссе".

Танк Т-28 на войсковых манёврах. Белорусский военный округ, 1936 год.

С июня 1936 года скоростные танки Т-28А стали выпускаться серийно - до конца года их изготовили 52 единицы. В ноябре 1936 года на Т-28А с заводским индексом № 1551 была установлена трансмиссия измененной конструкции. На испытаниях этот танк показал рекордную скорость - 65 км/ч. Но в связи с готовившимся в 1937 году переходом Кировского завода на производство колесно-гусеничного танка Т-29 программа по Т-28 была резко сокращена (по сравнению с 1936 годом, в 2,5 раза), а с 1 января 1937 года выпуск Т-28А был совсем прекращен.

30 сентября 1936 года И.Халепский утвердил тактико-технические требования на разработку новых конических башен для Т-28. При этом правую пулеметную башню предполагалось вооружить двумя пулеметами ДТ, а левую 9 ДТ и 12,7-мм ДК. Проекты таких башен, рассмотренные на заседании НТК АБТУ в марте 1937 года, признали неудовлетворительными. Затем, в связи с загруженностью СКБ-2 подготовкой к серийному производству танка Т-29, работы по коническим башням для Т-28 были свернуты. Чертежи разработали только в 1938 году, а в 1939-м Ижорский завод изготовил десять больших конических башен (малые пулеметные конические башни не изготовляли). Они устанавливались на танках во второй половине 1939 года.

В начале 1937 года волна репрессий, терзавших Советский Союза, докатилась и до Кировского завода. Разжигались подозрительность, недоверие к инженерам и конструкторским кадрам, поощрялось доносительство. За бензин, случайно разлитый в траншее, арестовали И.Комарчева, возглавлявшего участок сборки танков Т-28, а затем и начальника СКБ-2 О.М.Иванова. Его обвинен и приговорен к расстрелу.

23 мая 1937 года начальником СКБ-2 был назначен присланный из Москвы военный инженер 2 ранга Ж.Я.Котин, до этого работавший в научно-исследовательском отделе Военной академии моторизации и механизации РККА. Так СКБ-2 приобрело в лице нового начальника талантливого организатора и администратора. Придя в КБ, Котин увидел немногочисленный, ослабленный репрессиями коллектив. Тем не менее, он быстро сумел наладить работу, назначив опытного конструктора Н.Халкиопова руководителем группы серийного производства Т-28. В течение 1937 года были обновлены комплекты чертежей Т-28, заново проведены расчеты ряда агрегатов и узлов. Все это позволило в следующем году довести выпуск танков до уровня 1936 года, а также значительно улучшить их качество. Правда, к тому времени уже стало ясно, что броня Т-28 не защищает от снарядов орудий противотанковой артиллерии. Поэтому СКБ-2 начало активные работы по проектированию новых толстобронных танков, завершившиеся постройкой двух опытных образцов - СМК и КВ. Последний был принят на вооружение Красной Армии 19 декабря 1939 года.

Проекции танка Т-28 образца 1938 года (с пушкой Л-10)

30 декабря народный комиссар тяжелого машиностроения СССР В.Малышев подписал приказ № 254-с, в котором, в частности, говорилось: "Во исполнение постановления Комитета Обороны при СНК Союза ССР № 443-сс от 19/ХМ - 1939 года о производстве танков и бронемашин в 1940 году приказываю:
Директору Кировского завода тов. Зальцману И.М. организовать на Кировском заводе производство танков KB, предварительно устранив все дефекты, обнаруженные при испытании...
Танк Т-28, после выполнения заказа 1939 года, с производства снять, оставив на Кировском заводе ремонт и производство запасных частей к машинам Т-28".

Однако в январе-феврале 1940 года во время советско-финской войны было собрано из имевшегося задела корпусов и башен 13 танков Т-28. Один из них (без вооружения и большой башни) оставили на заводе в качестве опытной машины, а остальные передали в войска.

Именно в ходе советско-финской войны стало очевидно, что советские танки имеют много недостатков, в том числе и недостаточное бронирование. После войны было решено усилить лобовую и башенную броню танка Т-28. Кроме обычных модификаций, у Т-28 был вариант командирского танка Т-28(В). Отличался он от других наличием радиостанции с рамочной антенной, установленной вокруг башни. К началу Великой Отечественной войны на вооружении Красной Армии состояло некоторое число танков Т-28, но к этому времени они устарели. Таким образом, использовались Т-28 только в самом начале войны.


Тактико-технические характеристики Т-28 выпуска 1936 года:
масса: 254000 кг;
экипаж: 6 чел.;
длина: 7,37 м;
ширина: 2,87 м;
высота: 2,62 м;
вооружение: 76,2-мм пушка, четыре 7,62-мм пулемета;
бронирование: 30 мм;
двигатель: М-17 В-12 бензиновый;
мощность двигателя: 500 л.с.;
максимальная скорость по шоссе: 42 км/ч;
запас хода по шоссе: 180 км.



Источники:

1. Коломиец М., Мощанский И., “Средний танк Т-28”, Бронеколлекция №1, 2001;
2. "Russian Tanks of World War II", 1999.;
3. War Machine, Volume 5, Issue 53, Orbis Publishing Ltd.

Обновлено 21.09.2010 11:15
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

document.write("