1-я танковая бригада НОАЮ PDF Печать E-mail
Автор: Александр Прагер   
24.09.2010 12:43



После капитуляции Италии в сентябре 1943 года немецкие войска заняли Истринский полуостров, горную область Хорватии Горски Котар и часть Далмации. Подразделения НОАЮ не смогли остановить это продвижение из-за отсутствия тяжелого вооружения. Союзники, наступавшие в Италии, предложили свою помощь в формировании и оснащении танковых и артиллерийских подразделений НОАЮ. В конце 1943 года по НОАЮ был издан приказ выслать к адриатическому побережью всех солдат и офицеров, знакомых с тяжелым вооружением. Оттуда их планировалось переправить в Италию, а затем в учебные лагеря союзников.



В Италии к ним присоединились солдаты и офицеры Королевской Югославской Армии, пожелавшие служить в НОАЮ. В конце апреля 1944 года вся группа была переправлена в Египет, в лагерь El Katadba в 45 км юго-западнее Каира. Там к ним присоединились еще 200 человек из состава т.н. "Королевской Югославской Армии в Африке". В основном это были выходцы из Словении и истринского побережья. Общая численность возросла до 1200 солдат и офицеров. Из лагеря El Katadba они перебрались в новый лагерь Chenifa. Учебные занятия проходили с мая до конца июня. В качестве учебных машин использовались легкие танки Stuart и бронеавтомобили AEC (AEC = The Associated Equipment Co. Ltd.). Обученное подразделение отправили обратно в Италию, где в деревне Gravina Di Puglia в 50 км от Bari 16 июля 1944 года была официально сформирована 1-я танковая бригада НОАЮ.

К этому моменту организация бригады была следующей:
штаб и обслуживающий персонал - 34 человека,
санитарная машина - 4 человека,
пехотный взвод - 43 человека,
рота снабжения - 85 человек,
рота бронеавтомобилей - 95 человек,
1-я танковая рота - 272 человека,
2-я танковая рота - 273 человека,
3-я танковая рота - 256 человек,
4-я танковая рота - 253 человека,
саперная рота - 304 человека.



Вопрос оснащения бригады техникой обсуждался на совещании между Верховным командованием союзных войск на Средиземноморье в лице генерала Генри Вильсона и Верховного командования НОАЮ в лице маршала Иосифа Броз Тито. Несмотря на просьбу югославов о средних танках, союзники ограничились только легкими. В итоге бригада получила: 56 легких танков Stuart, 24 бронеавтомобиля AEC Mk.II, 21 трехтонный грузовик Ford, 21 трехтонный грузовик Chevrolet, два полуторатонных грузовика, восемь ¾-тонных автомобилей, шесть бензовозов, два бронеавтомобиля Scout, восемь джипов Willis и девять мотоциклов. Вся эта техника была передана до конца августа. Из-за нехватки танков было решено сформировать только три танковые роты. Каждая такая рота имела противотанковую батарею. Первая рота - четыре 57-мм пушки (шестифунтовые) и одну 75-мм немецкую Pak, вторая рота - также четыре 57-мм пушки, а третья рота - только две 57-мм пушки. 

В начале сентября 1944 года бригаду начали переправлять на остров Вис. До 8 октября бригада подчинялась напрямую командованию НОАЮ. Затем бригаду разделили на две группы. Эти группы входили в подчинение различных соединений, в зависимости от операции, в которой участвовали. Таким образом, они успели побывать в подчинении 26-й и 29-й дивизии, 2-го и 8-го корпуса.

Северная группа 1-й танковой бригады была сформирована в ходе операции по освобождению острова Брач, на котором 118-я немецкая егерская дивизия обороняла деревню Сумартин, прикрывая отход своих частей из Южной Далмации. Командующий 26-й дивизии НОАЮ принял решение бросить в бой части 1-й танковой бригады. Британские десантные баржи высадили 2-й батальон на остров Брач в районе Бол к 16 октября. Однако 738-й полк 118-й егерской дивизии немцев не оказал сопротивления. На остров Брач были также переброшены часть 3-го батальона, рота бронеавтомобилей, половина саперного батальона, санитарная рота и ремонтная мастерская. Всего 34 танка Stuart и 12 бронеавтомобилей AEC были переправлены на остров.



Далее части бригады высадились в районе Омиш и двинулись на Сплит, не встречая сопротивления противника. В местечке Жрновница танки Stuart с пехотой 26-й дивизии смогли опрокинуть немецкий заслон. Части Вермахта организовали линию обороны в районе Солин - Каштел - Шуцурач с сильным опорным пунктом на цементном заводе в Св. Кай. Танковая рота 2-го батальона при взаимодействии с пехотой в ходе тяжелых боев смога прорвать линию обороны противника и устремилась на Трогир. 27 октября остальная часть бригады выгрузилась прямо в порту Сплит.

После освобождения деревень Синь, Сплит и Трогир 8-й корпус НОАЮ наступал на Шиберик. Штаб корпуса рассчитывал атаковать противника с двух направлений. Одна группа наступала через сам город, а вторая должна была отрезать немцам путь отступления на Книн.

Немецкая боевая группа 'Allerman', названная в честь командира 893-го полка 264-й дивизии, состояла следующих подразделений:
1-й и 2-й батальоны 893-го пехотного полка,
2-й батальон 892-го пехотного полка,
4-я и 7-я батареи 264-го артиллерийского полка,
282-й батальон морской пехоты,
2-й батальон береговой обороны 'Branderburg',
две батареи 540-го морского артиллерийского дивизиона,
части 3-го дивизиона 944-го артиллерийского полка.



2-й батальон танковой бригады был придан частям 26-й дивизии НОАЮ. 3 ноября в серии боев с отступающей колонной немецких войск обе стороны понесли потери. 1-я рота 2-го батальона со взводом бронеавтомобилей достигла дороги Шибеник - Дрниш возле деревни Коньеврате и атаковала немецкую колонну. Немецкие солдаты, используя ручное противотанковое оружие и 75-мм пушки Pak подбили четыре танка Stuart, перебив почти всех танкистов из их экипажей. Тем временем еще одна танковая рота бригады по той же самой дороге ворвалась в порядки противника, захватив все его тяжелое вооружение. На пути наступающих оказалась и бригада четников, которая подпустила танки Stuart на опасное расстояние, ошибочно полагая, что это немцы. Внезапно открыв ураганный огонь, танки НОАЮ заставили четников отступить.

Немцы перегруппировались и предприняли яростную контратаку, чтобы вырваться из окружения. Пехота 26-й дивизии НОАЮ не выдержала натиска и отступила, оставив танки один на один с врагом. В ближнем бою три Stuart'a были подбиты, а еще один упал с дороги в ущелье. 

3 ноября в Шибеник вошли части НОАЮ. В городе разместилась ремонтная мастерская 1-й танковой бригады, а также танковая школа, готовившая экипажи для пополнения бригады личным составом. В ходе боев возле деревни Коньеврате почти половина танков Stuart северной группы танковой бригады была выведена из строя. У некоторых машин взрывной волной были оторваны башни. Также в ходе этих боев были захвачены немецкие пушки - 75-мм Pak и 20-мм зенитные установки Flakvierlink 38. Было решено по примеру немцев создать импровизированные САУ и ЗСУ на базе танков Stuart. На место башни были установлены трофейные немецкие орудия. Работы проводились в ремонтной мастерской бригады.



Бои в районе Книна
После потери Центральной Далмации, немецкие войска отошли к Книну, прикрывавшему дорогу на Лику и Западную Боснию. Город и прилегающие территории обороняли части 245-й и 373-й (хорватской) пехотных дивизий, 944-го артиллерийского полка, 29-го крепостного саперного полка, 581-го и 583-го морских артиллерийских дивизионов (на тот момент пехотных батальонов), а также остатки 6-й и 7-й бригад усташей (хорватские коллаборационисты) и части динарского округа четников. Всего около 20 тысяч человек, 20 танков (Fiat и Hotchkiss) и 80 артиллерийских орудий. Общее командование осуществлял штаб 15-го немецкого горнострелкового корпуса.

Бои за город Книн начались 7 ноября и закончились только 9 декабря. С 7 по 15 ноября 20-я дивизия НОАЮ пыталась захватить его еще тогда, когда немецкие части отступали из Шибеника. В ходе контратаки 373-й и 263-й пехотных дивизий Вермахта части НОАЮ были отброшены. После перегруппировки и прибытия свежих сил 8-й корпус НОАЮ начал операцию по окружению и уничтожению войск противника в районе Книнa. 1-ю танковую бригаду поделили между 26-й и 19-й дивизиями НОАЮ.

Атака началась 25 ноября после артподготовки. В первый же день югославы потеряли на минах один легкий танк Stuart и бронеавтомобиль AEC. Еше один был подбит и один поврежден в ходе самого боя. На следующий день атаки повторились, но по-прежнему не имели успеха. Несмотря на это, немецкое командование в ночь на 31 ноября отвело своих солдат с передовых траншей, чтобы уменьшить длину фронта и избежать ненужных потерь. Югославы, тем временем, вывели из боя танки и бронеавтомобили 1-й танковой бригады. Они собрали ударную группу из 10 танков, 6 бронеавтомобилей, одной батареи из 6 противотанковых 6-фунтовых пушек и 2 20-мм счетверенных трофейных зенитных пушек Flak и 1-й Далматинской Пролетарской бригады. Эта группа 2 декабря после артподготовки пошла в атаку на позиции противника. К концу дня части врага на участке наступления ударной группы были разбиты и к ночи танки НОАЮ вошли в Книн.



Немецкое командование отдало своим частям приказ отступать в направлении Грацач. Возле "Коровьево моста" немецкие части намеревались переправиться через реку Зрманья. Чтобы не дать противнику шанса выбраться из окружения, командование 8-го корпуса НОАЮ приказало всей бронетехнике, находившейся в распоряжении 26-й дивизии, выдвинуться в этот район и атаковать колонны врага. В это время бронетехника 19-й дивизии ударила по правому флангу отходящей группировки противника. 3 декабря частям НОАЮ удалось захватить мост через реку Зрманья и уничтожить его, закрыв дорогу отступающим частям немецких войск и их союзников. Дороги были забиты техникой с амуницией и боеприпасами. 4 декабря последние очаги сопротивления были уничтожены. Враг понес большие потери. 264-я пехотная дивизия была практически уничтожена, вырвались из окружения только около 200 солдат и офицеров во главе со своим командиром - генерал-майором Windisch'ом. 373-я (хорватская) пехотная дивизия была также полностью разгромлена.

Во время эвакуации Книнa противник спрятал около 600 своих раненых, а также склады оружия и боеприпасов в железнодорожном туннеле возле деревни Стара Стража. Чтобы не дать возможности захватить эти склады немцы подорвали туннель вместе с раненными. Возможно, что они опасались, что югославы будут истязать раненых и решили таким образом облегчить их участь. 

Общие потери немецких войск и их союзников составили 4258 человек убитыми и 6555 пленными. Части НОАЮ захватили 142 единицы орудий и минометов, 97 различных автомобилей и два танка. Потери НОАЮ при этом - 677 человек убитыми, 2439 раненными и 126 пропавшими без вести.



Южная группа 1-й танковой бригады НОАЮ
В то время, как 8-й корпус НОАЮ вел бои на севере, освободив города Сплит, Шибеник, Задар и Книн, 2-й корпус НОАЮ вошел в Требинье, а 18 октября - в Дубровник. В этом порту была выгружена и Южная группа вместе со штабом танковой бригады. 

Удерживать город Мостар и прилегающие территории было жизненно важной задачей немецкой группы армий "Е". Эта область прикрывала Сараево и отступающие из Греции немецкие части. А кроме того, бокситовые рудники Герцеговины следовало удерживать как можно дольше. 29-я дивизия НОАЮ, продвигающаяся к Мостару, была остановлена на берегу реки Неретва возле деревни Буна. Здесь пролегало внешнее кольцо обороны немецких войск. Мост через реку Неретва позволял немцам совершать рейды на территорию, удерживаемую частями НОАЮ.

Атака на деревню Буна была запланирована на ночь с 12 на 13 ноября. Целью атаки было уничтожение моста через реку. Пехоту поддерживали 3-й взвод 3-й танковой роты и взвод противотанковых пушек. Атака провалилась. Два легких танка Stuart застряли в низине, а один перевернулся.



5 декабря немецкие части на передовой получили подкрепление из Мостара и пошли в контратаку. Они атаковали со стороны деревни Буна по направлению на Домановици и Столац. Пехота противника, поддержанная танками Fiat, смогла оттеснить части 29-й дивизии НОАЮ. Угроза нависла над дивизионным лазаретом в Столаце. Танковая рота была выслана в контратаку. На ходу вступив в бой, она остановила противника и заставила его отойти.

Широки Брьег был одним из самых мощных опорных пунктов немцев на внешнем периметре обороны Мостара. Первая неудачная попытка захватить деревню была предпринята ночью с 27 на 28 ноября частями 29-й и 9-й дивизий НОАЮ. На следующую ночь была запланирована очередная атака. На этот раз для усиления ударной группы были выделены три танка Stuart и три бронеавтомобиля AEC. Первый танк в колонне был подбит в самом начале боя, остановив продвижение, атака провалилась. 

Еще одним опорным пунктом немцев был город Невесинье, прикрывавший дорогу на Сараево. 29-я дивизия НОАЮ атаковала этот город 30 ноября. Югославские части поддерживали три легких танка Stuart и один бронеавтомобиль AEC. Им удалось смять посты охранения противника, но далее обнаружилось, что немцы на этом участке имеют в резерве четыре танкетки Fiat и два средних танка немецкого производства. В ходе боя один Stuart и один Fiat были подбиты.  



В январе 1945 года 369-я (хорватская) пехотная дивизия Вермахта и хорватская 9-я горнострелковая дивизия начали наступление с Мостара на юг с целью захвата Чапльина и Метковиц и уничтожения мостов через реку Неретва. Это задержало бы на некоторое время наступление НОАЮ. 28 января противник достиг Чапльина. Чтобы защитить мост 2-й корпус НОАЮ выслал взвод 3-й танковой роты вместе с саперным взводом танковой бригады. В ночь с 28 на 29 января немцы и их союзники в ходе ожесточенных уличных боев захватили город и повредили мост, однако прибывшие на помощь югославам танки вытеснили их обратно и привели в порядок мост. 

Северная группа 1-й танковой бригады перебрасывается в мостарский район
После боев за город Книн северная группа находилась на отдыхе в Шибенике, Дрнише и Скрадине. Контратака немецких войск и их хорватских союзников (усташей-домобранов) против 2-го корпуса НОАЮ в долине Неретвы толкало югославское командование к активным действиям против мостарской группировки противника. 29 января Северная группа 1-й танковой бригады получила приказ двигаться к Имотскам и готовиться к наступлению на Мостар.

Мостарская операция
Силы НОАЮ в этой операции насчитывали около 40 тысяч человек (2-й и 8-й корпуса). Им противостояли вдвое меньшие по численности подразделения немецкой армии, усташей-домобранов и четников. Общее командование было возложено на 21-й горнострелковый армейский корпус (XXI. Gebirgs-Armeekorps).



Две линии обороны проходили вблизи самого города, а внешняя линия располагалась в 20-25 км от него. Опорные пункты внешней линии обороны располагались в деревнях Широки Брьег, Невесинье, Буне и Благай. Согласно плану, 8-й корпус должен был захватить Широки Брьег и блокировать северные и западные подходы к городу в то время, как 2-й корпус обойдет город с юга. После этого последует массированная атака всеми имеющимися силами с целью овладеть городом и не дать противнику отойти в Сараево. Северная группа 1-й танковой бригады была придана 8-му корпусу, а Южная группа - 29-й дивизии 2-го корпуса.

Позиции возле деревни Широки Брьег удерживались 370-м полком 369-й (хорватской) пехотной дивизии, 1-м, 3-м и 5-м батальонами 9-й бригады усташей (IX Ustaše Stajaci zdrug) и 1-м и 2-м батальонами 2-й горнострелковой бригады хорватской 9-й горнострелковой дивизии. Общая численность этих подразделений доходила до 6-7 тысяч человек. Кроме того, противник имел здесь две артиллерийские батареи, прикрывавшие многочисленные минные поля на подступах к деревне.

Атака началась на рассвете 6 февраля с артиллерийской подготовки, после которой вперед двинулся 2-й батальон танковой бригады югославов. Бронеавтомобили AEC заняли позиции в 1200 м от противника и из своих 57-мм пушек обстреливали позиции врага и его противотанковые орудия. Легкие танки Stuart продвигались вперед вместе с пехотой, но вынуждены были остановиться перед минным полем в 500 м от позиций хорватов. Заметив это, они открыли сильный минометный и пулеметный огонь по солдатам НОАЮ. В ходе боя были подбиты пять танков Stuart. Весь день был потрачен на то, чтобы разминировать проходы в минном поле.



Ночью командование 8-го корпуса НОАЮ приняло решение ввести в бой 3-й батальон танковой бригады и направить его в атаку на южную часть позиций противника у Широки Брьег. Враг не ожидал атаки на этом участке, считая местность здесь непроходимой. По этой причине на этом направлении не было минных полей и противотанковой артиллерии. Атаковав в этом месте позиции хорватов, к 11:00 7 февраля 3-й батальон прорвал линию обороны противника.

На помощь 369-й (хорватской) пехотной и хорватской 9-й горнострелковой дивизиям 21-й горнострелковый армейский корпус отправил из Сараево 359-й пехотный полк 181-й пехотной дивизии. В самом Мостаре в резерве оставалось танковая рота, части 649-го полка береговой артиллерии и около 600 итальянских фашистов легиона "Сан Марко". Город был готов к круговой обороне. 

Решающая атака на Мостар началась утром 13 февраля. Дорога со стороны Широки Брьега, по которой продвигались танки 2-го и 3-го батальонов танковой бригады НОАЮ, была разрушена на протяжении 50 метров. Было решено продвигаться по бездорожью, несмотря на трудности горной местности. При помощи местных гидов и саперов три отдельные танковые колонны достигли города к 15:00. Это явилось полной неожиданностью для противника, который даже не успел взорвать мосты через реку Неретва.



Южная группа танковой бригады медленно продвигалась по гористой местности к Мостару со стороны Невесинье, временами натыкаясь на мины. Это задержка сыграла на руку противнику, который успел отойти к Сараево. 

В ходе мостарской операции немецкие войска и их союзники потеряли убитыми около 5,5 тысяч человек, еще 1254 человека было взято в плен. Частями НОАЮ было захвачено или уничтожено 95 артиллерийских орудий разных калибров, 4 танка и 67 автомобилей. НОАЮ потеряла около 2500 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

После освобождения Мостара 8-й корпус вместе с 1-й танковой бригадой был направлен в Северную Далмацию для подготовки наступления на Лику и Западную Боснию.



Операция "Бора"
Так называлось наступление немецкого 21-го горнострелкового армейского корпуса 27 января 1945 года, имевшее своей целью захват моста через реку Неретва возле Чапльина. Таким образом немцы пытались помешать НОАЮ захватить Мостар. В этой операции были задействованы 12 батальонов из 369-й (хорватской) пехотной и хорватской 9-й горнострелковой дивизий и два дивизиона 369-го артиллерийского полка, которые составляли ударную группировку. В первый же день операции атакующие достигли окрестностей Чапльина. Для защиты моста была выслана 3-я танковая рота и саперный батальон. Ночью 28-29 января группы солдат противника проникли в город. В течение всего следующего дня в городе кипел ожесточенный бой. Один из легких танков Stuart пересек мост, но был подбит и загорелся. За ним последовал следующий, который внезапно встал на середине из-за поломки двигателя. Другой попытался вытолкать его, но был обездвижен огнем противника. Враг предпринял внезапную атаку и захватил мост, поджег его, но так и не смог взорвать. Взрывами был обрушен лишь его центральный пролет. 

Посчитав свою задачу выполненной, хорваты отступили обратно в Мостар. В докладах командованию 21-го немецкого корпуса значилось об уничтожении в ходе этих боев от 4 до 8 танков Stuart танковой бригады НОАЮ. Также было установлено, что противник захватил эти машины. 14 февраля в ходе боев в Мостаре бойцы 12-й бригады 26-й дивизии НОАЮ подбили один из трофейных танков Stuart, который был ранее захвачен на мосту. Еще три ранее захваченных танка Stuart были обнаружены в Южном лагере (Juzni Logor) в Мостаре. Они были возвращены в 1-ю танковую бригаду и отремонтированы.

Бихацкая и Лико-Приморская операции
Эти операции проходили между 20 марта и 15 апреля 1945 года против частей немецкого 15-го армейского горнострелкового корпуса (XV. Gebirgs-Armeekorps). Полем боевых действий стали районы Лика, Западной Боснии, Хорватского Приморья и Горски Котара. Немецкий корпус под командованием генерала Ганса Густава Фена (Hans Gustav Fehn) был разделен на две группы: восточную и западную. Восточная группа, главным образом, состояла из немецкой 373-й (хорватских легионеров) и хорватской 10-й пехотных дивизий и обороняла опорный пункт Бихац. Западная группа включала в себя немецкую 392 (хорватских легионеров) и хорватскую 11-ю пехотные дивизии и удерживала линию остров Паг - Сень - Оточац. Общая численность корпуса: около 20 тысяч солдат и офицеров, 150 орудий и 20 танков.



Наступающие части НОАЮ были представлены недавно сформированной 4-й армией, насчитывавшей порядка 70 тысяч человек, организованных в девять пехотных дивизий. Это соединение было усилено артиллерийской, танковой и саперной бригадами. Воздушную поддержку ей оказывали части т.н. "Балканских ВВС" (из числа Королевских ВВС) со своих баз в Италии и с аэродрома Пркос возле Задара.

1-я танковая бригада была разделена на две группы. 1-й и 3-й батальоны были прикомандированы к 26-й дивизии, атаковавшей противника в районе Грачац - Лапац - Бихац. 2-й и 4-й батальоны передали 19-й дивизии, наступавшей на противника в Грачац - Удбина - Кореница. Каждой пехотной бригаде придавался танковый батальон.

Командование 4-й армии НОАЮ решило атаковать позиции противника с двух направлений. Перед тем, как ударить с востока по направлению Грачац - Удбина - Бихац, нужно было очистить долину реки Уна. Вторая атака была направлена на Грачац - Удбина - Кореница с целью не дать противнику перегруппироваться и нанести контрудар.



Бои за Бихац
29 марта в 6:00 после артподготовки 19-я дивизия НОАЮ перешла в наступление. Позиции противника перед фронтом дивизии были слабыми и он отступил. К концу дня югославы вошли в Удбину. В это время 26-я дивизия, миновав линию обороны противника, освободила Доньи Лапац. В течение ночи отступившие части противника организовали временную линию обороны возле деревни Неблюси. 31 марта в 8:30 после часовой артподготовки их атаковали части НОАЮ и через два часа овладели деревней.

Позиции немцев и их хорватских союзников теперь проходили и по линии высота "Железна Глава" - Храстник - Дреновача. В атаку на "Железну Главу" пошла 1-я Далматинская бригада при поддержке танкового взвода 1-го танкового батальона. Один танк Stuart был подбит ручной гранатой. После падения этой высоты части противника откатились в Бихац.

На подступах к городу Бихац были установлены противотанковые заграждения, и танки НОАЮ встали, не имея возможности продвигаться вперед. Чтобы не терять времени было решено перебросить 3-й танковый батальон на участок 11-й дивизии НОАЮ. Для этого танки нужно было спустить на тросах по склону Релиц Драга. Тем временем саперы югославской армии сумели очистить дорогу на Бихац для 1-го танкового батальона. Бронетехника с пехотой достигли города и моста через реку Уна. Мост был взорван в тот момент, когда по нему ехал второй бронеавтомобиль AEC. Машина со всем экипажем рухнула в замерзшую реку. В городе разгорелся ожесточенный бой.



3-й танковый батальон вступил в город с юга. Противник отчаянно пытался отбить город любой ценой. Части немецкой 104-й егерской дивизии выдвинулись из Босанска Крупы и Острожицы, чтобы поддержать своих товарищей, сражавшихся в Бихаце. В то же время немецкий 22-й егерский полк, 4-й полицейский полк и хорватская 13-я пехотная дивизия наступали из Карловац и Слунь, а 392-я пехотная дивизия хорватских легионеров - из Перушиц и Лички Осика.

Командование 4-й армии НОАЮ решило вывести подразделения танковой бригады из города и направить их навстречу наступающим с разных направлений колоннам противника. 2-й танковый батальон был выслан, чтобы остановить врага, двигавшегося со стороны Слунь. 27 марта батальон встретился с частями противника, остановил их и заставил отойти на Карловац. Однако, около 21:00 немцы контратаковали и уничтожили два танка Stuart. В этот же день 7-я дивизия НОАЮ при поддержке 1-го танкового батальона успешно отбила атаку 104-й егерской дивизии возле Остржац, а затем попыталась контратаковать врага. Немцы, заметив танки Stuart, устроили засаду. Огнем противотанковых пушек они уничтожили три и повредили еще четыре танка. В завершении сражения за город Бихац части немцев и усташей-домобранов отступили в северо-восточном направлении, оставив город югославской армии.

В ходе этого сражения с 20 по 28 марта 1945 года части противника потеряли 5616 человек убитыми, 6949 ранеными и 2905 пленными. Были захвачены крупные склады немецкого 15-го армейского горнострелкового корпуса. Солдаты НОАЮ уничтожили или захватили около 60 орудий и 120 различных автомобилей. НОАЮ потеряла 402 человека убитыми, 1288 ранеными и 48 пропавшими без вести. 1-я танковая бригада понесла следующие потери: 25 убитых, 40 раненых и один пропавший без вести. Восемь танков Stuart и два бронеавтомобиля AEC были уничтожены и еще семь танков повреждены. По документам НОАЮ, к началу боев в танковой бригаде было всего 43 танка Stuart и САУ на его базе.



Бои в районе Лика
29 марта части НОАЮ начали наступление на западную группа немецко-хорватских войск в районах Лика и Горски Котар. Здесь им противостояли немецкая 392-я пехотная дивизия из хорватских легионеров и хорватская 11-я пехотная дивизия. 237-я пехотная дивизия Вермахта на тот момент находилась на марше из Истрии. На линии Кралевица - Локве она появилась только в начале апреля. Штаб немецкой группы армий "Е" считал, что части НОАЮ будут наступать на Карловац и Загреб, чтобы перерезать коммуникации с восточным фронтом в Сриеме. Поэтому немецкие войска на этом направлении были усилены 104-й егерской дивизией.

4 апреля в 6:00 пять дивизий НОАЮ при поддержке танковой и артиллерийской бригад пошли в атаку с целью окружить и уничтожить части противника в окрестностях Госпиц. Часть сил была направлена на Оточац, чтобы воссоединиться с 43-й дивизией НОАЮ, шедшей из Горски Котара.

Оборона противника в районе Госпиц рухнула и он отошел на Сень и гору Велебит. Командование немецкого 15-го армейского горнострелкового корпуса осознало нависшую опасность полного окружения и приказало 392-й (хорватской) пехотной дивизии держать перевал Вратник на горе Велебит до последнего человека. От этого зависело, смогут ли немецко-хорватские части удержать Цриквеницу, Сушак и всю территорию старого Королевства Югославия вплоть до итальянской границы или нет. Командир немецкой 392-й дивизии собрал под своим началом около четырех тысяч человек и немного артиллерии.



Командование 4-й армии НОАЮ приказало заблокировать противника на перевале Вратник и одновременно основной массой войск обойти со стороны Оточац через Велебит, а 19-й дивизией при поддержке 4-го танкового батальона продвигаться по берегу. Этой дивизии следовало обойти врага на перекрестке Жута Локва и идти к прибержной дороге Сень - Нови Винодольски, чтобы отрезать пути отхода немецко-хорватским войскам на перевале Вратник и окрестностях Сень. В последующие дни немецкая 392-я (хорватских легионеров) и хорватская 11-я пехотные дивизии были практически уничтожены. Был убит командир немецкой 329-й пехотной дивизии генерал Ганс Микль (Hans Mickl), около 4000 немецких и хорватских солдат было убито или попало в плен.

Атака на Тоунь
В то время, как часть танковой бригады преследовала противника в направлении Цриквеница и Сушак, 2-й танковый батальон был отправлен к Тоунь для поддержки атаки 19-й дивизии НОАЮ. Немецко-хорватские части на этом участке фронта были представлены 20-м егерским полком, 392-й пехотной дивизией (хорватских легионеров) и хорватской 11-й пехотной дивизией. Тоунь нужно было удерживать, чтобы дать возможность 104-й егерской дивизии отойти из Западной Боснии.

Атака началась утром 13 апреля 1945 года. Мост через реку Тоуньчица, по которому танки НОАЮ смогли бы проникнуть в деревню был взорван противником. Вверх по течению располагался еще один мост, который удалось захватить. После того, как на него заехал четвертый танк Stuart, мост обрушился. Несмотря на это, пехоте и трем танкам Stuart удалось захватить деревню, но после контратаки противника они вынуждены были отступить. Вечером части НОАЮ повторили атаку и снова заняли деревню. 



Встреча с "Пантерами"
Донесения о первых боевых столкновениях немецких танков "Пантера" (Pz.Kpfw.V 'Panther') с танками Stuart 1-й танковой бригады НОАЮ относятся еще к боям в районе Невесинье, где действовала Южная группа бригады. В докладе значилось, что в бою участвовали четыре итальянских танка Fiat и две "Пантеры", которым противостояли три танка Stuart и два бронеавтомобиля AEC. Один из танков Stuart был подбит "Пантерой", а один из бронеавтомобилей АЕС получил три попадания без ощутимых повреждений.

Второй раз встреча состоялась в боях за деревню Тоунь. Мост через реку Тоуньчица охранялся мощным отрядом противника с танками "Пантера". В бой с ними вступили бронеавтомобили АЕС, имевшие хоть какие-то шансы пробить толстую броню немецких танков своей 57-мм противотанковой пушкой. По воспоминаниям участников боя со стороны НОАЮ, вначале из своего укрытия показался один танк "Пантера", после чего прогремел выстрел. Немец промахнулся. Подождав удобного момента, наводчик бронеавтомобиля Бегуш Аугуст выпустил три снаряда по "Пантере". После первого выстрела немецкий танк объяло пламя, после третьего он взорвался. Предположительно гарнизон деревни располагал еще тремя такими танками. Они участвовали в боях уже в вечернее время во время отвода немецко-хорватских войск.

Однако, есть веские причины не доверять воспоминаниям ветерана. Существует фотография, которая публиковалась ранее с подписями "Немецкий танк, уничтоженный в боях за Тоунь в апреле 1945 года" и "Остатки немецкого танка 'Пантера', продолжающие гореть вместе с останками экипажа". На этой фотографии наглядно видна САУ Sturmgeschütz III, вернее то, что от нее осталось. Экипаж бронированной машины действительно не смог выбраться и погиб моментально от взрыва боезапаса за исключением одного человека - командира САУ, лейтенанта Альберта Пихлера (Albert Pihler). Он был убит пулеметной очередью незадолго после того, как выпрыгнул из горящей машины.



Еще один документ, связанный с "Пантерами" датирован 29-30 апрелем 1945 года. Он повествует о боях в районе Илирска Бистрица в Словении. Далее упоминается о "Пантерах" в сражении за деревню Опицина на окраине Триеста. Кроме того считается, что во время боев за деревню Постойна три немецких танка "Пантера" подбили три бронеавтомобиля AEC. Эти сражения хорошо задокументированы на фотографиях, но танков "Пантера" на них не обнаружено.

Бои за Риека и Триест
Сражение за Риека и операция по взятию Триеста проходили с 16 апреля по 8 мая 1945 года. Частям 4-й армии НОАЮ противостоял немецкий 97-й армейский горнострелковый корпус. Бои шли в районах островов Кварнер, Риека, Истринского полуострова, Триеста и Словенского Приморья.

Немецкий 97-й корпус организовал три линии обороны. Первая проходила на рубеже Локве - Фужине - Пласе, вторая шла вдоль деревни Бакар, по долине Гробничко Поле и городу Сушак. Третья линия "Ingrid" с опорным пунктом на горе Снежник проходила через гору Железна Врата, вдоль реки Риечина.



97-м корпусом командовал генерал горнострелковых войск Людвигер Киблер (Ludwiger Kibler). Он также являлся командующим всех немецких войск в регионе Адриатики. В его распоряжении было около 88 тысяч человек. Сам 97-й армейский горнострелковый корпус насчитывал 62896 солдат и офицеров, 338 орудий, 397 минометов, 60 танков и 15 бронеавтомобилей. В корпус входили 188-я горнострелковая и 237-я пехотная дивизии, остатки 392-й (хорватской) пехотной дивизии и различные немецкие, итальянские, хорватские части и формирования четников. 

Противостоящая им 4-я армия НОАЮ включала в себя: 9-ю, 19-ю, 20-ю и 26-ю далматинские, 13-ю приморско-горанскую, 43-ю истринскую и 29-ю герцеговинскую дивизии, 1-ю танковую бригаду, отдельные артиллерийскую и саперную бригады, 7-й и 9-й словенские корпуса с 15-й, 18-й, 30-й и 31-й дивизиями и 4-й хорватский корпус с 7-й и 8-й дивизиями. С воздуха части НОАЮ прикрывали Балканские ВВС. Общая численность 4-й армии доходила до 90 тысяч солдат и офицеров, 366 орудий, 622 миномета и 80 единиц бронетехники.

План наступления предусматривал нанесение главного удара в направлении Клана - Илирска Бистрица - Триест. Второстепенный удар был направлен на Презид - Машун - Шант Петер на правом фланге. На левом фланге планировалась высадка на островах Крк и Црес.



В начале наступления основная часть 1-й танковой бригады оставалась в резерве 4-й армии. 1-й и 2-й танковые батальоны и противотанковый дивизион находились в районе Йосипдола, 3-й батальон - в Брлоге, а саперный батальон - в Брибире. Только 4-й танковый батальон с 19-й дивизией наступал на Риека. С 17 апреля эта боевая группа успешно продвигалась на Сушак. 20-21 апреля 4-й батальон участвовал в боях за этот город, но был выведен, чтобы избежать потери в бронетехнике. Немецкое пехотное противотанковое оружие ближнего боя было весьма эффективно, тем более против легких танков Stuart. Тем не менее части НОАЮ освободили город уже 21 апреля, добравшись до старой границы Королевства Югославия.

18 апреля 1-й танковый батальон получил приказ поддерживать 19-ю дивизию, которой следовало пробиться через долину Гробничко Поле и Еленье к реке Риечина. Сильно пересеченная местность не позволяла танкам продвигаться вне дорожной сети. Дороги были плотно заминированы противником, а мосты через реку Риечина - подорваны. Пехоте 19-й дивизии удалось переправиться через реку и обойти опорный пункт врага на высоте Лубен, но без поддержки танков она дальше двигаться не смогла.

Ночью с 26 на 27 апреля саперы танковой бригады навели мост через реку Риечина возле деревни Брнелици. В ходе ожесточенных боев обе стороны понесли тяжелый потери, был подбит танк Stuart. Частям НОАЮ удалось окружить войска противника возле деревни Саршони. Чтобы остановить наступление югославов немцы соорудили деревянные и железные противотанковые заграждения, а также создали минные поля. Под прикрытием танков саперы смогли проделать проход и в деревню вошли четыре танка Stuart с пехотой. Противник предпринял контратаку и отбросил пехоту назад, оставив танки без прикрытия. Экипажи танков сняли с машин пулеметы и организовали круговую оборону. В танках оставалось только по одному человеку для ведения огня из пушки. Эти четыре танка так и оставались изолированными в Саршони в течение 28 и 29 апреля до тех пор, пока пехота не смогла к ним пробиться. 



2-й танковый батальон вступил в сражение 18 апреля. 20 апреля он поддерживал части 13-й дивизии НОАЮ в атаках на деревни Подхум и Подкилавац и на высоту Килавац. Танки батальона сопровождали пехоту, когда та вошла в деревню Клана 21 апреля. Противник организовал контратаку и застал танковую роту батальона в открытом поле во время заправки горючим и пополнения боезапаса. Пехота врага смогла подбить один Stuart и повредить и захватить другой.

Немецкий 97-й армейский горнострелковый корпус выдвинул на передовую в районе Риека и Клана 188-ю горнострелковую дивизию. Ее 902-й, 903-й и 904-й горнострелковые полки вышли в назначенные районы к 21 апреля и с ходу атаковали части НОАЮ. Немецкое командование планировало с помощью этих свежих сил пробиться через долину Гробничко Поле и окружить югославские части вдоль реки Риечина и в городе Сушак. Это наступление должно было начаться 24 апреля.

25 апреля командование 4-й армии НОАЮ решило не ослабевать натиск на Риека, используя основные силы на этом направлении, а также активизировать свои действия на двух второстепенных направлениях. После высадки на Истринском полуострове 9-й дивизии было приказано максимально быстрыми темпами развивать наступление на Триест. Тем временем 43-й дивизии следовало пехотой просочиться сквозь позиции немецкого 97-го корпуса и также направляться на Триест. 3-я Заграничная бригада 26-й дивизии НОАЮ была передана в состав 43-й дивизии. 20-я дивизия двигалась из Презид на Постойна и Триест. К ней присоединились 11-я бригада 26-й дивизии и 2-й и 4-й батальоны 1-й танковой бригады вместе с горной артиллерийской и противотанковой батареями.



1-й и 3-й танковые батальоны оставались на Риекском фронте. 3-й батальон поддерживал части НОАЮ, атаковавшие Клана с севера, однако действия танков здесь были сильно ограничены особенностями лесисто-гористой местности. В последующие дни здесь развернулось ожесточенное сражение, обе стороны понесли большие потери. Одна лишь 26-я дивизия НОАЮ в период с 24 по 29 апреля потеряла убитыми и ранеными порядка 670 человек. Некоторые батальоны немецкой 188-й горнострелковой дивизии были практически полностью уничтожены в ходе этих боев.

1-й танковый батальон тем временем поддерживал атаку 19-й дивизии на Риека. Еще один мост через реку Риечина был построен саперным батальоном возле деревни Зоретици. Атака против хорошо окопавшегося противника началась утром 27 апреля. В течение трех дней натиск на немецко-хорватские части не ослабевал, на них обрушился огонь тяжелой артиллерии и авиации, но прорвать оборону врага не удалось. 28 апреля Panzerfaust'ом был подбит один из танков Stuart танкового батальона. Части НОАЮ смогли вступить в Риеку только 3 мая после того, как противник отступил на Рупа и Илирска Бистрица.

20-я дивизия НОАЮ наступала на Триест двумя колоннами. Левая колонна шла на деревни Шт. Петер, Черно и Дивача, а правая - на деревни Рибница и Шкофие. В составе каждой колонны был танковый батальон. Атака началась около полудня 29 апреля. К 14:00 правая колонна, в голове которой шли пехотный батальон 9-й дивизии и рота 4-го танкового батальона вошли в деревню Дивача и выгнали из нее солдат противника. Около 18:00 после короткого боя была взята деревня Сежана. Левая колонна подошла к деревне Шкофие и остановилась возле взорванного моста.



Стало известно, что немецкие войска в Северной Италии отсутпили и англичане быстро продвигаются в направлении Венеции и реки Соча. Поступил приказ всем частям НОАЮ в районе Триеста незамедлительно идти на город. 20-я дивизия ночью с 29 на 30 апреля заняла позиции в окрестностях Триеста вдоль линии Опицина - Базовицца. Левая колонна подходила к Базовицца, а правая - к Опицина. Мощная колонна немецких войск, отступающих от Риека, в ходе кровопролитного ночного боя пробила себе дорогу через Козина. В этом бою участвовал 4-й танковый батальон.

Наступление на Триест началось в 9:00 30 апреля. Правая колонна атаковала немецкие позиции в районе Опицина - Бане. После трехчасового боя против хорошо окопавшегося врага части НОАЮ были вынуждены отступить. Тем временем левая колонна добралась до деревни Басовицца, которую удерживал сильный немецкий гарнизон с 12 танками. В течение дня она три раза переходила из рук в руки. В этот раз командир бронеавтомобиля АЕС Бегуш подбил свой второй танк - трофейный Т-34/76. Всего югославские танкисты в этом бою подбили два танка противника и еще один захватили. К концу дня немцы освободили Басовиццу и отошли на Триест и Опицина.

Немецко-хорватские войска пытались ударить в тыл 4-й армии НОАЮ в направлении Постойна. На помощь пехоте, обороняющей город, был выслан взвод 4-го танкового батальона, а позднее взвод бронеавтомобилей AEC. Ночью с 28 на 29 апреля сюда были направлены кадеты унтер-офицерской школы СС, располагавшейся в Любляне. Из Любляны также подошли два батальона итальянских фашистов с пятью танками, которые прошли через город и в ходе пятиминутного боя точными выстрелами подбили все три югославских бронеавтомобиля. Их смогли остановить только противотанковые пушки. 1 мая, боясь полного окружения, войска противника отошли из Постойна обратно в Любляну.



Бои за Триест продолжились 1 мая с утренней атаки на Опицина. Около 10:00 пехота НОАЮ прорвала оборону противника и вошла в деревню. Уличные бои шли весь день. Тем временем командование 20-й дивизии подготовило новый план. Перед фронтом врага оставался слабый пехотный заслон, а батальонам 10-й бригады с ротами 2-го танкового батальона следовало наступать на город двумя колоннами. Первая колонна направлялась на городской парк (Giardino Publico) и далее на Виа Кардуччи. Маршрут второй колонны: университет - военный госпиталь - Далматинская площадь (Piazza Dalmazia) - Площадь Свободы (Piazza Liberta) - площадь Duca degli Abruzzi.

Колонны вышли на исходные позиции под покровом ночи и начали движение, не дожидаясь рассвета. Противник оказал сопротивление возле здания университета и военного госпиталя, но оно было быстро сломлено. Лучше всего оборонялись здание суда и тюрьма. Так как с ходу их взять не удалось, югославские части их обошли и блокировали. В течение всего дня в городе гремели бои. Горожане активно содействовали солдатам НОАЮ. После окончания боев за Басовиццу 4-й танковый батальон был также направлен в Триест.

Немецко-хорватские части, сражающиеся в Триесте ждали подхода британских войск, чтобы капитулировать перед ними. Опасаясь того, что британцы могут и не успеть, немецкий командующий со своим штабом и некоторыми частями попытался уйти морем. Около 30 малых судов вышли из порта Триеста в надежде добраться до Венеции, но далеко не всем это удалось. Танки Stuart 1-й танковой бригады НОАЮ держали порт под обстрелом. Около 15 судов было либо потоплено, либо захвачено. Всю ночь кипели уличные бои. Враг был разбит в районе кладбища и батарейного завода. Утром 2 мая немецко-хорватские части все еще удерживали здание суда, судоверфь Сан Марко, виллу Револьтелла, а также крепость Сан Гиусто. Танки Sherman 2-й Новозеландской дивизии вошли в город и около 4:00 противник стал вывешивать белые флаги. Когда танки Sherman достигли здания суда, то и там был вывешен белый флаг. Однако, новозеландцы не спешили брать пленных. Это право они по договоренности предоставили югославской стороне. Враг не пожелал складывать оружие, бои за здание суда продолжились, теперь уже при поддержке огня танков Sherman новозеландской дивизии. Через полчаса последние группы обороняющихся сдались. До вечера в разных частях города еще шли бои до тех пор, пока последние солдаты противника не сдались югославским или новозеландским частям. Последние очаги сопротивления в окрестностях Триеста погасли лишь 3 мая к 18:00, когда последние части немецко-хорватских войск вывесили белые флаги.



2 мая немецкий 97-й корпус получил приказ эвакуировать линию "Ингрид" и отступать на Любляну. Из подразделений 1-й танковой бригады только 1-й батальон мог быть задействован в боях против отступающего противника на этом участке фронта, да и тот был измотан в предыдущих сражениях. Вечером 2 мая он попытался захватить перекресток возле РУпа, что перекрыть путь к отступлению частям немецкого корпуса. Около деревни Липа фаустпатронами было подбито четыре танка Stuart.

Вскоре 1-я танковая бригада получила приказ выслать 2-й батальон к Подграду, чтобы заблокировать противнику путь к отступлению. Тем временем 4-й батальон занял позиции в окрестностях Илирска Бистрица вблизи дороги на Любляну. В ночь со 2 на 3 мая подразделения немецкого 97-го корпуса снялись со своих позиций и стали двигаться по направлению к Илирска Бистрица.

Разрозненным подразделениям НОАЮ вначале было не под силу остановить напор противника, однако с каждым днем давление на него росло по мере прибытия в этот район югославских частей. В итоге группировка врага была заперна на узком участке в районе Илирска Бистрица и подвергалась постоянному артиллерийскому обстрелу со стороны позиций НОАЮ. Обещанная помощь в виде 7-й горнострелковой дивизии СС "Prinz Eugen" так и не появилась. 7 мая 1945 года командующий 97-м корпусом генерал Киблер сдался вместе со своими солдатами. В плен попало около 16 тысяч солдат и офицеров, в том числе три генерала. Общие потери немецко-хорватских войск в боях в районе Риека-Триест составили 17864 человека убитыми и 52458 пленными. В руки НОАЮ попали 22 танка около 1400 различных автомобилей, более 1100 орудий и минометов, около 60 тысяч винтовок и пулеметов. Потери НОАЮ оцениваются в 7500 человек убитыми и ранеными. 



Итог
За 50 дней боев 1-я танковая бригада НОАЮ понесла большие потери. Противником было уничтожено 33 легких танка Stuart и 5 бронеавтомобилей АЕС Mk II. Кроме того, 31 легкий танк Stuart и 2 бронеавтомобиля АЕС получили повреждения. Многие танкисты были убиты или ранены в ходе этих кровопролитных боев.



Дополнительный материал:

Фотографии:
1. Легкий танк Stuart M3A1, широко используемый в 1-й танковой бригаде НОАЮ, конец апреля - начало мая 1945 года. На этот момент в англо-американских войсках эта модификация уже не использовалась, так как считалась устаревшей.

2. Колонна бронетехники НОАЮ, наступающей на Триест. Позади танка Stuart движется командный бронетранспортер М3А1.
3. Легкий танк Stuart M3A3 напротив университета на улице Фабио Северо, Триест, 1 мая 1945 года.
4. Бронетехника НОАЮ после боев за Триест.
5. Югославская бронетехника англо-американского производства: танки Stuart M3A1 и М3А3, а также бронеавтомобили АЕС и САУ на базе танка Stuart с пушкой Pak. 3 мая 1945 года, Триест.
6. Боевые машины 1-й танковой бригады в Триесте.
7. Два танка Stuart, подбитые во время боев с отступающими частями немецкого 97-го корпуса, 3-7 мая 1945 года, район Илирска Бистрица.



Источники:
Predoevic Dinko, Armored units and vehicles in Croatia during WW II, Part I - Allied armored vehicles. Adamic - Digital point. Rijeka, 2002.

Обновлено 08.10.2010 11:16
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

document.write("