Нападение нацистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года PDF Печать E-mail
17.06.2014 23:36


Немецкое штурмовое орудие StuG III Ausf. B на пшеничном поле.

Ранним утром в воскресенье 22 июня 1941 года нацистская Германия и ее союзники обрушили на Советский Союз удар невиданной силы: 190 дивизий, более 4 тысяч танков, 47 тысяч орудий и минометов, около 4,5 тысяч самолетов, до 200 кораблей, всего более 5 миллионов человек.

Первые удары на рассвете нанесла немецкая авиация. Сотни бомбардировщиков Люфтваффе вторглись в воздушное пространство Советского Союза. Они подвергли бомбардировкам аэродромы, районы расположения войск западных приграничных округов, железнодорожные узлы, линии связи и другие важные объекты, а также крупные города Литвы, Латвии, Эстонии, Белоруссии, Украины, Молдавии. Таким образом был сорван организованный подход войск второго эшелона советских приграничных округов. Красная Армия понесла большие потери в личном составе и технике. Пострадали как крупные города (Киев, Минск), так и более мелкие населенные пункты, что вызвало дезорганизацию работы тыла и привело к срыву в ряде мест мобилизационных мероприятий.

Тем временем сосредоточенные на всем протяжении Государственной границы СССР немецкие войска открыли ураганный артиллерийский огонь по пограничным заставам, укрепленным районам, а также соединениям и частям Красной армии, дислоцированным в непосредственной близости от нее. После артиллерийской и авиационной подготовки они перешли Государственную границу СССР на огромном протяжении — от Балтийского моря до Черного.

Основные удары Вермахта были направлены на Ленинград, Москву и Киев. На каждом направлении было развернуто по одной группе армий.

Группа армий "Север" (генерал-фельдмаршал Лееб) в составе 16-й и 18-й полевых армий и 4-й танковой группы (всего 29 дивизий), развернутая в Восточ- ной Пруссии от Мемеля (Клайпеда) до Голдапа (230 км), имела задачу при поддержке 1-го воздушного флота разгромить советские войска в Прибалтике и захватом портов на Балтийском море, включая Ленинград и Кронштадт, лишить Краснознаменный Балтийский флот опорных баз.


Танки Pz. IV Ausf. D из состава третьего батальона 11-го танкового полка 6-й немецкой танковой дивизии в Восточной Пруссии перед вторжением в СССР.

Группа армий "Центр" (генерал-фельдмаршал Бок), сосредоточенная на главном, московском направлении, в составе 4-й и 9-й полевых армий, 2-й и 3-й танковых групп (всего 50 дивизий и 2 бригады) должна была при поддержке 2-го воздушного флота рассечь фронт советской обороны, окружить и уничтожить войска Красной армии в Белоруссии и развить наступление на Москву. Эта крупнейшая группировка немецких войск была развернута на фронте в 500 км — от Голдапа до Влодавы.

На киевском направлении от Влодавы до устья реки Дунай (1250 км), была развернута группа армий "Юг" (генерал-фельдмаршал Рундштедт), состоявшая из 6-й, 17-й и 11-й полевых немецких, 3-й и 4-й румынских армий, 1-й танковой группы и венгерского корпуса (всего 57 дивизий и 13 бригад). Ей следовало при поддержке 4-го воздушного флота и румынской авиации уничтожить советские войска на Правобережной Украине, выйти на Днепр и развивать наступление на восток.

На территории Норвегии и Финляндии были развернуты немецкая армия "Норвегия" и две финские армии — всего 21 дивизия и три бригады, поддерживаемые 5-м немецким воздушным флотом и финской авиацией. Армия "Норвегия" должна была овладеть Мурманском и Полярным, а финские войска — содействовать группе армий "Север" при наступлении на Ленинград.

Для наращивания ударов в ходе наступления имелся резерв Главного командования сухопутных войск — 21 пехотная, две танковые и одна моторизованная дивизии. В соответствии с идеей нанесения главного удара на центральном — московском направлении — германское командование включило в состав группы армий "Центр" большее число танковых и пехотных дивизий. Сюда же направлялась половина всех резервов. Кампанию предполагалось провести не более чем за три-четыре месяца.

В пяти советских приграничных округах (Ленинградский, Прибалтийский особый, Западный особый, Киевский особый и Одесский) к началу войны было 186 дивизий, насчитывавших в общей сложности три миллиона человек, 39 тысяч орудий и минометов, 11 тысяч танков и 9,1 тысяч самолетов.


Советский бронеавтомобиль БА-10М, взорванный на окраине белорусского села.

22–25 июня 1941 года военные округа были преобразованы в фронты: Ленинградский военный округ — в Северный фронт (генерал-лейтенант Попов), Прибалтийский особый военный округ — в Северо-Западный фронт (генерал-полковник Кузнецов), Западный особый военный округ — в Западный фронт (генерал армии Павлов), Киевский особый военный округ — в Юго-Западный фронт (генерал-полковник Кирпонос) и Одесский военный округ — в Южный фронт (генерал армии Тюленев). Морские границы прикрывали флоты: Северный (контр-адмирал Головко), Балтийский (вице-адмирал Трибуц) и Черноморский (вице-адмирал Октябрьский).

В 23.30 21 июня 1941 года руководство страны приняло решение о частичном приведении войск приграничных округов в боевую готовность. Этот документ известен как директива наркома обороны № 1. На оповещение войск из-за сложностей связи, шифровки и расшифровки ушло до двух и более часов. Оговорки ограничительного характера вносили элемент неопределенности и усложнили положение войск Красной армии с началом наступления немцев.

22 июня 1941 года первыми приняли на себя удары Вермахта советские пограничники и передовые части войск прикрытия, ПВО армии и флота. Отражая превосходящие силы врага, личный состав многих пограничных застав полностью погиб. Войска прикрытия несли большие потери. Немецкие подразделения вступали в бой полностью развернутыми, тогда как многие советские части продвигались к фронту в походных колоннах.

В Москву первые сообщения о вторжении поступили от пограничников. "Наступление по всему фронту. Части погранохраны ведут бой... — докладывало командование белостокского пограничного участка в Главное управление пограничных войск. — Немцы наступают Кретинга... Белосток". Похожую информацию получил из западных приграничных округов и Генеральный штаб. Около 4 часов утра его начальник генерал Жуков доложил Сталину о случившемся.

Начальник Генерального штаба РККА генерал армии Жуков выделил в оперативной сводке № 1 факт упреждения немцами советских войск в развертывании. В этом документе констатировалось: "В 4.00 22.06.1941 г. немцы без всякого повода совершили налет на наши аэродромы и города и перешли границу наземными войсками...
1. Северный фронт. Противник звеном самолетов типа бомбардировщик нарушил границу и вышел в р-н Ленинграда и Кронштадта...
2. Северо-Западный фронт. Противник в 4.00 открыл арт. огонь и одновременно начал бомбить аэродромы и города: Виндава, Либава, Ковно, Вильно и Шуляй...
3. Западный фронт. В 4.20 до 60 самолетов противника бомбардировали Гродно и Брест.
Одновременно на всей границе Западного фронта противник открыл артиллерийский огонь...
Наземными силами противник развивает удар из района Сувалки в направлении Голынка, Домброва и из района Стоколув вдоль железной дороги на Волковыск. Наступающие силы противника уточняются...
4. Юго-Западный фронт. В 4.20 противник начал обстрел пулеметным огнем наших границ. С 4.30 самолеты противника ведут бомбардировку городов Любомль, Ковель, Луцк, Владимир-Волынский... В 4.35 после артогня по району Владимир-Волынский, Любомль наземные войска противника перешли границу развивая удар в направлении Владимир-Волынский, Любомль и Крыстынополь... Командующие фронтами ввели в действие план прикрытия и активными действиями подвижных войск стремятся уничтожить перешедшие границу части противника..." Далее следовало: "Противник, упредив наши войска в развертывании, вынудил части Красной армии принять бой в процессе занятия исходного положения по плану прикрытия. Используя это преимущество, противнику удалось на отдельных направлениях достичь частного успеха".


Немецкий солдат осматривает трофейную советскую снайперскую винтовку Мосина.

В конце первого дня войны советская разведка достаточно верно определила силы всей противостоящей приграничным округам немецкой группировки. Однако, силы Вермахта на главном — западном направлении, "в Варшавском районе", где наносился основной удар, явно недооценивались.

Разведка предупреждала, что "по направлению главных ударов 22 июня видно, что противник имеет ближайшими целями: а) охватить и уничтожить нашу белостокскую группировку и б) создать условия для окружения львовской группировки, пользуясь в обоих случаях своим охватывающим положением на белостокском и львовском выступах.
Активные действия в направлении Вильно и Ковно, ведущиеся одновременно с ударами на Гродно и Волковыск, очевидно преследуют цель разобщения Северо-Западного и Западного фронтов".

Если из львовского выступа командованию Красной армии в начале июля все же удалось вывести основную массу войск, то разрыв между Северо-Западным и Западным фронтами, обозначившийся уже в первый день войны, стал одной из основных причин поражения сил РККА под Белостоком и Минском.

Особенно тяжелое положение сложилось в полосе Западного фронта под командованием генерала Павлова. Против него была развернута наиболее мощная группировка сил Вермахта — группа армий "Центр" фельдмаршала Бока.

Вся страна узнала о нападении Германии только в 12 часов дня, когда с обращением к народу от имени правительства выступил по радио заместитель председателя Совета народных комиссаров, нарком иностранных дел Молотов.


Оставленные отступающими советскими войсками трактор С-60 "Сталинец-60" и 152-мм гаубица-пушка МЛ-20.

Население Германии о начале новой войны узнало из обращения Гитлера к народу, которое в 5 часов 30 минут зачитал по берлинскому радио министр пропаганды Геббельс.

Вечером 22 июня премьер-министр Великобритании Черчилль выступил с заявлением о поддержке СССР в войне с нацистской Германией. "Нападение на Россию, — заявил он, — не более чем прелюдия к попытке завоевания Британских островов... Поэтому опасность, угрожающая России, — это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам..."

22 июня ударные группировки немецких войск добились на всех направлениях ощутимого успеха за счет решительной концентрации в первом стратегическом эшелоне более 80% всех сил — 130 дивизий, 8 бригад, 3350 танков, около 38 тысяч орудий и минометов. Удар такой силы для советских войск всех западных приграничных округов явился полной неожиданностью.

В крайне невыгодных условиях оказались соединения и части прикрытия западных приграничных округов. В половине второго ночи 22 июня штабы приграничных военных округов получили директиву наркома обороны № 1. Но содержание отданного распоряжения вызывало множество вопросов у командиров всех степеней, сковывало их инициативу. Например, в директиве Прибалтийского особого военного округа указывалось 8-й и 11-й армиям: "В течение ночи на 22 июня скрыто занять оборону основной полосы... Боевые патроны и снаряды не выдавать... В случае провокационных действий немцев огня не открывать".

В 2 часа 25 минут подобные указания подчиненным армиям были отданы и военным советом Западного особого военного округа. Штабы армий, получив окружные директивы за несколько минут до начала войны, до 5–6 часов утра доводили это распоряжение до подчиненных соединений и частей. Сигналом боевой тревоги большинству из них послужили первые разрывы артиллерийских снарядов и авиационных бомб.


Танк Т-34 образца 1941-го года наступает при поддержке 45-мм противотанковой пушки 53-К. Западный фронт.

Командующие 3-й и 4-й армиями Западного особого военного округа успели отдать командирам соединений только некоторые предварительные распоряжения. В штабе 10-й армии директива была получена уже после начала военных действий. На то были следующие причины. В ночь на 22 июня во всей приграничной полосе в результате действий немецких диверсионных групп была в значительной степени нарушена проводная связь в звене армия — корпус — дивизия. Отсутствовали заранее отработанные документы по скрытому управлению войсками, нехватка радиосредств, а также радиобоязнь приводили к тому, что этот вид связи ими практически не использовался.

В результате первых авианалетов по местам дислокации советских войск было уничтожено большое количество средств связи и транспорта. В первый часы войны командующий 3-й армией генерал Кузнецов докладывал в штаб Западного фронта: "Проводная связь с частями нарушена, радиосвязь до 8 часов не установлена".

Установка наркома обороны "не поддаваться ни на какие провокации" по-прежнему продолжала действовать. Приказы вышестоящих штабов поступили значительно позднее. Например, Военный совет Западного фронта директиву командующим 3, 4 и 10-й армиями направил только в 5 часов 25 минут: "Ввиду обозначившихся со стороны немцев массовых военных действий приказываю: поднять войска и действовать по-боевому".

Трудновосполнимые потери от авиационных ударов противника понесла армейская авиация, которая в большинстве своем была уничтожена на аэродромах. Налетам подверглись 66 аэродромов. В 10-й смешанной авиационной дивизии 4-й армии Западного фронта на аэродромах в районах Высокое и Пружаны было уничтожено более 70% самолетов штурмового и истребительного авиационных полков. В 7-й смешанной авиационной дивизии 8-й армии Северо-Западного фронта к 15 часам оставалось всего пять — шесть самолетов, остальные были уничтожены. Советская авиация потеряла за этот день свыше 1200 самолетов. Люфтваффе обеспечило себе полное господство в воздухе.

В такой обстановке в 7 часов 15 минут штабы Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов получили директиву наркома обороны № 2, в которой командующим войсками фронтов ставилась задача "Всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу". Однако в сложившихся условиях этот приказ наркома был невыполним.


Немецкий средний полугусеничный тягач Sd.Kfz. 10 c 50-мм противотанковой пушкой PaK 38 едет через горящую деревню.

О тяжелой обстановке первого дня войны докладывал командующий Северо-Западным фронтом генерал Кузнецов маршалу Тимошенко: "Крупные силы танков и моторизованных частей прорываются на Друскеники. 128-я стрелковая дивизия большей частью окружена, точных сведений о ее состоянии нет... создать группировку для ликвидации прорыва не могу. Прошу помочь".

На прикрытие границы 22 июня были выведены всего 14 дивизий из 57 запланированных соединений первого эшелона. Они вступали в бой с ходу, вели оборону в широких полосах, в одноэшелонных боевых порядках, порой на не оборудованной в инженерном отношении местности, без существенной поддержки артиллерии, без авиационного прикрытия, буз зенитных средств, имея лишь ограниченное количество боеприпасов. С большими потерями они вынуждены были отходить.

К середине дня 22 июня ударным группировкам вермахта удалось создать большой разрыв на смежных флангах Северо-Западного и Западного фронтов, в который и устремилась 3-я танковая группа генерала Гота. Ближе к вечеру наиболее угрожаемое положение сложилось в полосе Западного фронта. Его командование в большей степени было обеспокоенно обстановкой на северном фасе белостокского выступа, где противник рвался к Гродно. Брестское направление осталось без должного внимания, хотя там к исходу дня соединения и части 4-й армии были отброшены от границы на 25–30 км, а передовым танковым частям Вермахта удалось продвинуться на 60 км и занять Кобрин. Плохо разобравшись в обстановке, командующий войсками фронта генерал Павлов в 17 часов направил в Генеральный штаб по существу ложное донесение: "Части Западного фронта в течение дня 22.6.41 г. вели сдерживающие бои... оказывая упорное сопротивление превосходящим силам противника... Части 4-й армии вели оборонительные бои предположительно на рубеже... Брест, Влодава". На самом деле войска Западного фронта разрозненными группами поспешно отходить на восток.

На основании донесений штабов Северо-Западного и Западного фронтов нарком обороны и начальник Генерального штаба пришли к заключению, что в основном бои ведутся вблизи границы. В то время их больше всего беспокоило положение на гродненском направлении, где уже наблюдался глубокий охват белостокского выступа с севера. Мощный удар немцев в районе Бреста не был принят ко вниманию.

Пытаясь переломить ход событий Главное командование в 21 час 15 минут направило командующим войсками Северо-Западного, Западного, Юго-Западного и Южного фронтов директиву № 3, в которой требовало нанести мощные контрудары по вторгшимся группировкам врага. Не были учтены трудности, которые неизбежно возникли бы у командования фронтами при организации и подготовке ударов по врагу в течение одной ночи. Реальная обстановка была гораздо сложнее.


Немецкая пехота в сопровождении бронеавтомобиля Sd.Kfz.231 (8-Rad) наступает через ржаное поле.

Тем временем положение войск Западного фронта становилось критическим. "Противник, обойдя правый фланг армии, наносит удар на лидском направлении... — докла- дывал командующий 3-й армией генерал Кузнецов в штаб фронта, — мы никаких резервов не имеем, и парировать удар нечем".

Однако, на флангах советско-германского фронта немецкие войска не проявляли активности или действовали ограниченными силами. Это позволило советским войскам выдвинуться к границе и занять рубежи обороны согласно планам прикрытия.

В целом к концу первого дня военных действий на западном направлении для Красной армии сложилась крайне тяжелая обстановка. Немецкие войска действовали с упреждением при занятии оборонительных полос и рубежей. К исходу дня передовые отряды немецких 2-й и 3-й танковых групп вклинились в оборону советских войск на глубину до 60 км. Таким образом они начали охватывать с севера и юга основные силы Западного фронта.


 

Источники:
Великая Отечественная война 1941-1945 годов. - Москва, "Кучково поле", 2012.

Комментарии:

Обновлено 18.06.2014 00:52
 

. . На сувенирная компания.

Поиск

Вконтакте

Информация

Проект "ВЕЛЬТКРИГ" является военно-историческим интернет-ресурсом. Мы не пропагандируем политические взгляды и/или идеологии! Информация публикуется исключительно в образовательных целях.

Copyright © 2003-2015 WELTKRIEG.RU
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено. При согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.

document.write("