Продаю очковые линзы. . Обучение по программе ЛАРН. .
Блицкриг в Европе: оборона Варшавы в 1939 году PDF Печать E-mail
Автор: Олег Бегинин   
11.03.2010 11:51

Разрушения в Варшаве, ноябрь 1939 года

Польской столице отводилась важная роль в оперативных планах немецкого командования. Варшава являлась политико-административным и промышленным центром страны, важным транспортным узлом, через который проходили коммуникации, связывающие Балтийское побережье и Карпатские горы, восточные и западные воеводства. Из четырех железнодорожных мостов на центральном участке Вислы два двухсторонних находились в Варшаве. Их захват сильно затруднял снабжение польских войск, сражавшихся в большой излучине Вислы, эвакуацию материальных ценностей и мирного населения из западных районов страны. В Варшаве было сосредоточено большое количество предприятий военной промышленности. На заводах, выпускавших бронетехнику, артиллерийские орудия, самолеты, боеприпасы, средства связи, оптику, работало на нужды армии свыше 20000 рабочих. Здесь же находились Центральный санитарный склад, Главный склад инженерного оборудования, склады различных армейских частей. Хорошо налаженная телефонная и телеграфная сеть позволяла поддерживать связь практически с любым населенным пунктом.

Для многих поколений поляков Варшава была символом существования независимого польского государства. Падение столицы привело бы к неотвратимым последствиям в морально-психологическом аспекте - многие потеряли бы веру в победу и смысл дальнейшего сопротивления агрессору.

Днем 3-го сентября, маршал Рыдз-Смиглы приказал приступить к подготовке оборонительных рубежей на южных подступах к Варшаве, около мостов и бродов через Вислу от Модлина до Сандомира. Оборону столицы возглавил генерал пограничной стражи Валериан Чума. Гарнизон города в это время состоял из 4-х маршевых пехотных батальонов, батальона столичного гарнизона и 4-х батарей полевой артиллерии. Генерал Чума развернул бурную деятельность по формированию новых частей: за пять дней удалось сформировать две роты танков 7-ТР, роту танкеток, две роты противотанковых орудий, 360-й пехотный полк, ряд мелких вспомогательных подразделений и несколько артиллерийских батарей; были задержаны эшелоны 40-го и 41-го пехотных полков, 9-й полк и 49-й дивизион тяжелой артиллерии, 5-й и 29-й полки легкой артиллерии.

8 сентября столичный гарнизон состоял уже из 7 линейных, 3 маршевых и 7 импровизированных батальонов пехоты. Создавались два полка народного ополчения. Артиллерия располагала 56 орудиями (в т.ч. 16 тяжелых гаубиц). Бронетехника насчитывала 27 танков и несколько танкеток.

Главный оборонительный рубеж проходил вдоль внешних границ предместьев и кварталов на окраинах города: Сельце, Охота, Мокотув, Чисте, Воля, Коло, Повазки, Изабелин, Маримон. На улицах Варшавы возводились баррикады и противотанковые заграждения. Польское командование сконцентрировало основные силы в кварталах Охоты и Воли, где ожидался первый вражеский удар.

5 сентября началась эвакуация государственных административных учреждений, сотрудников дипломатического корпуса. Из города была выведена большая часть полиции. Ночью с 6 на 7 сентября покинул Варшаву Рыдз-Смиглы, перебравшийся в Брест. Верховный Главнокомандующий оставил в городе начальника своего штаба с несколькими офицерами. В эту же ночь по радио выступил министр пропаганды, подполковник Роман Умястовский, эмоциональным голосом призвавший варшавян строить баррикады. Мужчинам, способным носить оружие, приказывалось оставить город и уходить на восток. Решительное вмешательство генерала Чумы привели к отстранению со своего поста подполковника Умястовского. Его функции были возложены на подполковника Вацлава Липиньского. Благодаря энергичным мерам руководства обороны и мэра города Стефана Старжынского удалось преодолеть возникшую волну психоза всеобщей эвакуации. Население Варшавы принимало активное участие в оборонительных мероприятиях, вступая в созданные по инициативе мэра города отряды Гражданской обороны, ПВО, рабочие батальоны, тысячи добровольцев трудились на строительстве укреплений и баррикад. 8 сентября генерал Чума назначил Стефана Старжынского гражданским комиссаром при штабе обороны Варшавы. Старжынский стал символом участия мирного населения в обороне своего родного города.

Днем 8 сентября к подступам Варшавы подошли передовые части 4-й немецкой танковой дивизии генерала Рейнхардта, насчитывавшей около 260 танков, 4 моторизованных пехотных батальона и 3 артдивизиона. С польской стороны лишь 7 линейных батальонов представляли реальное боевое значение. Они должны были обороняться на растянутом фронте (более 20 км). Нехватка транспортных средств и многочисленные баррикады на городских улицах ограничивали и без того небольшую мобильность этих частей. Бойцы варшавского гарнизона еще не принимали участия в боях.

Генерал Рейнхардт командовал хорошо оснащенными частями, которые уже почувствовали вкус победы и были полны решимости взять город. Располагая свободой маневра, он мог сосредоточить силы на отдельном участке либо атаковать одновременно в нескольких местах. В штаб 4-й танковой дивизии прибыли командующие 10-й армии и XVI-го танкового корпуса, чтобы лицезреть картину падения польской столицы.

В 17:00 (8 сентября) немецкие танки и бронемашины атаковали польские позиции в кварталах Охоце и Чисто, но встретили упорное сопротивление и с потерями отошли. Несмотря на неудачу, берлинское радио поспешило заявить на весь мир о падении Варшавы. Ложная информация должна была подтолкнуть Сталина к активным действиям на восточных границах Польши, а для западных стран стать предупреждением.

Немецкое командование спешило подтвердить радиосообщение. 9 сентября в 7:00 4-я танковая дивизия перешла в наступление. После артподготовки 35-й танковый полк и 12-й моторизованный пехотный полк атаковали Охоту, 36-й танковый полк и 33-й моторизованный полк наступали на Воле. Защитники Варшавы отразили все атаки противника. Особенно отличились в бою 75-мм полевые орудия, стрелявшие по танкам прямой наводкой. Некоторые расчеты записали в этот день на свой боевой счет несколько уничтоженных вражеских машин. В районе Воли 8-я рота 40-го пехотного полка подпоручика Здислава Пацака-Кужмерского обнаружила просочившуюся немецкую колонну. Когда танки и автомашины противника въехали на территорию, заранее обильно политую керосином и скипидаром, поляки открыли огонь зажигательными пулями. Возник сильный пожар. Немецкая колонна, лишенная на узких улицах возможности маневрировать, понесла тяжелые потери. Большой урон нанесла врагу польская тяжелая артиллерия - от огня дальнобойных гаубиц погибли три офицера из штаба генерала Рейнхардта. Днем защитники города перешли в контратаку. Подразделения 40-го и 41-го пехотных полков при поддержке 5-ти танков выбили немцев с перекрестка улиц Опачевской и Груецкой, вернув утраченные утром позиции.

В ходе боев 9 сентября 4-я немецкая танковая дивизия потеряла безвозвратно 45 танков. Несколько десятков боевых машин было повреждено и подлежало серьезному ремонту. На следующий день после неудачного штурма Мокатува список потерь пополнился еще 5-ю танками. Удары самолетов люфтваффе не принесли ожидаемых результатов. Ни один из варшавских мостов не удалось разрушить, а немногочисленная польская артиллерия ПВО сумела сбить и повредить 20 самолетов. Вести о боях под Варшавой облетели весь фронт, вселяя среди польских солдат и офицеров веру в победу. Одновременно с подготовкой к обороне Варшавы, шло строительство оборонительных рубежей на берегах Вислы. Командующий недавно созданной армии "Люблин", генерал Тадеуш Пискор, имел в своем распоряжении всего лишь несколько батальонов пехоты и кавалерийских эскадронов, которые могли в лучшем случае вести наблюдение за подступами к мостам и переправам через Вислу. Единственной полнокровной боевой единицей являлась Варшавская бронемоторизованная бригада, занимавшая оборону на участке от Демблина до Солец. В резервных центрах лихорадочно шла мобилизация еще нескольких частей.

С 6 сентября в соответствии с приказом Верховного Главнокомандующего об отступлении к линии больших рек стали задерживаться воинские эшелоны, предназначавшиеся армии "Прусы". Таким способом состав армии "Люблин" пополнился еще несколькими пехотными батальонами и артдивизионами. Всего удалось собрать 7 пехотных батальонов, 17 кавалерийских эскадронов (из них 12 моторизованных) и 140 орудий. Большая часть этих войск защищала мосты и речные переправы. В остальных местах немцы могли практически беспрепятственно форсировать Вислу. В некоторой степени положение удалось исправить после прибытия только что отмобилизованной 39-й пехотной дивизии и ОГ "Сандомир" (командующий - подполковник Антон Сикорский).

9 сентября 1-я немецкая танковая дивизия достигла берегов Вислы около Горы Кальварии и после боя с польским отрядом, состоявшим из 3 кавалерийских эскадронов, создала на восточном берегу реки небольшой плацдарм. Немцам также удалось форсировать Вислу под Отвоцком. Около Мацеевич отряд ротмистра Гвидона Соломона при поддержке двух батарей 3-го дивизиона конной артиллерии задержал танки 4-й танковой дивизии, а в районе Сандомира ОГ "Сандомир" (94-й пехотный полк, ряд подразделений из состава 12-й и 36-й пехотных дивизий) предотвратила все попытки 5-й немецкой танковой дивизии форсировать Вислу. Несмотря на все эти успехи польская оборона не смогла бы выстоять под натиском основных сил 10-й немецкой армии, которая быстрыми темпами продвигалась к центральной Висле. Но удар так и не был нанесен в связи с неожиданным развитием событий на реке Бзуре, которые вынудили немецкое командование перебросить туда все танковые и моторизованные дивизии 10-й армии.

После отражения первого штурма Варшава стала символом борьбы польского народа против немецкой агрессии. Сводки, передаваемые Варшавским радио, сообщали всему миру о положении на фронте, поднимали боевой дух армии и населения, опровергали заявления вражеской пропаганды о сдаче города.

Сложившаяся оперативная обстановка и престиж германского оружия требовали от немецкого командования скорейшего взятия Варшавы. Войска, защищавшие город, создавали угрозу флангам немецким частям, которые вели тяжелые бои на Бзуре.

10 сентября 1939 г. генерал Руммель принял командование армией "Варшава", в состав которой вошли гарнизоны Варшавы, Модлина, части, оборонявшиеся в бассейне рек Нарев и Буг. В начале второй декады сентября линию обороны на западном берегу Вислы держали 11 батальонов пехоты с тремя дивизионами тяжелой артиллерии. Полным ходом шло формирование новых частей, создавались батальоны национальной обороны. После первых неудачных атак 9 и 10 сентября немцы окопались и организовали блокаду города. Воспользовавшись тем, что командование Вермахта перебросила часть сил из-под Варшавы на Бзуру, поляки предприняли несколько контратак, пытаясь оттеснить врага подальше от города, но они были легко отражены противником.

13 сентября немцы форсировали Буг, вынудив группу генерала Юлиуша Зулафа (20-я пехотная дивизия, части 21-го и 26-го пехотных полков), прикрывавшую польскую столицу с севера и северо-востока, отступить к Пражскому предместью. 15 сентября генерал Зулаф возглавил оборону Праги - 24-км линию обороны защищали 24 батальона пехоты с 80 орудиями. Генерал Кехлер, командующий 3-й немецкой армией, надеялся взять Варшаву с ходу и утереть нос потерпевшему неудачу Рейнхардту. Он бросил в наступление четыре пехотные дивизии - 36 батальонов пехоты при поддержке танков и артиллерии. Однако наступление, проводившееся 15-17 сентября потерпело фиаско. Защитники Праги отразили все атаки и нанесли противнику большой урон. Особенно досталось 11-й немецкой дивизии - 23-й пехотный полк из ее состава фактически был разбит и его пришлось отвести в тыл. С польской стороны отличились бойцы 21-го пехотного полка полковника Станислава Сосабовского.

Отсутствие успехов противник старался компенсировать обстрелами и бомбардировками Варшавы. 17 сентября на город обрушилось более 6000 артиллерийских снарядов. Погибло и было ранено 500 человек, сильному разрушению подвергся королевский замок. Основные силы люфтваффе в это время участвовали в битве на Бзуре, поэтому немецкие самолеты пока ограничивались разведывательными полетами над Варшавой и сбрасыванием агитационных листовок.

18 сентября стало известно о вторжении в восточные земли Красной Армии и бегстве правительства из страны. Генерал Руммель предложил не вести боевых действий на два фронта, относиться к СССР, как к союзнику и послал своих представителей в советское посольство за разъяснениями. Штаб армии "Варшава" провел тщательный анализ ситуации. Руммель полагал, что при условии объединения гарнизона с войсками генерала Кутшебы и при значительных запасах боеприпасов, Варшава может продержаться еще 15 дней. Но надежды на помощь генерала Кутшебы рухнули. К Варшаве прорвались лишь небольшие группы солдат и офицеров армий "Познань" и "Поморье".

24 сентября в городе и его пригородах насчитывалось около 72000 бойцов. На их вооружении находилось почти 300 полевых орудий разного калибра (в т.ч. 76 тяжелых гаубиц), более 100 противотанковых пушек, несколько десятков танков и танкеток. Начинала ощущаться нехватка боеприпасов. Уже 15 сентября было приказано экономить снаряды и соблюдать строгую дисциплину при ведении огня.

17 сентября генерал Чума запретил расчетам 75-мм орудий обстреливать пехоту противника, когда та не предпринимает активных действий. Через два дня батареям противотанковых пушек было приказано открывать огонь только по бронетехнике. Ежедневная норма расхода снарядов на каждое полевое орудие составляла 20 штук. Солдатам тыловых частей выдавалось по 10 патронов. Нехватка гранат привела к массовому применению бутылок с горючей смесью.

19 сентября немцы полностью замкнули кольцо окружения вокруг польской столицы: с северо-запада Варшаву блокировал XI корпус генерала Лееба (три пехотные дивизии), на юго-западной стороне находился XIII корпус генерала Вейхса (три пехотные дивизии), на севере расположился II корпус генерала Штраусса, с запада кольцо окружения замыкал I корпус генерала Петцеля. Немцы обладали двукратным превосходством в людях, трехкратным в артиллерии, абсолютным превосходством в бронетехнике и авиации.Чтобы ослабить силы Варшавского гарнизона и подавить его волю к сопротивлению, немецкое командование подвергло город бомбардировке с земли и с воздуха. С 20 по 22 сентября по польской столице непрерывно вела огонь артиллерия (903 орудия) и наносила удары авиация. Было убито и ранено 1527 человек (в основном мирные жители). Польские зенитчики сбили 11 вражеских самолетов (7 из них 20 сентября). В штабе обороны Варшавы понимали, что при такой огромной разнице в силах и нехватке боеприпасов немцы могут быстро сломить сопротивление защитников города. Разгром польских войск на Бзуре, наступление частей Красной Армии с востока, приказ Верховного Главнокомандующего отступать в Венгрию и Румынию похоронили всякую надежду на удачный исход боевых действий. Генерал Кутшеба и начальник штаба обороны Варшавы полковник Тадеуш Томашевский предложили прорвать кольцо блокады и дать бой в открытом поле до последнего патрона. Генерал Руммель, мэр Старжинский, многие офицеры воспротивились этому плану. Кутшеба впоследствии так комментировал эти события: "…бои утратили всякий смысл…оставалось лишь одно - защищать честь польского орла".

О капитуляции речь не шла, поскольку среди подавляющего числа офицеров, солдат и горожан боевой дух был очень высок. Приказ сложить оружие мог привести к волнениям.

23 сентября немецкая тяжелая артиллерия открыла сильный огонь по промышленным и бытовым объектам Варшавы: очистным сооружениям, электростанциям, центральной телефонной станции. Дневная норма расхода снарядов на каждое орудие составляла: 1700 выстрелов для тяжелой полевой гаубицы (150-170 мм) и 500 выстрелов для 105-мм пушки. На следующий день город подвергся мощным ударам с воздуха. Польские силы ПВО сбили 5 самолетов.

25 сентября Варшава пережила самый страшный день во время осады. Вражеская артиллерия и авиация обрушили на город море огня и стали. В налетах, продолжавшихся все светлое время суток (с 7:00 до 18:00) принимали участие около 400 самолетов. Было сброшено более 560 т фугасных и 72 т зажигательных авиабомб, обрушилось 500000 снарядов. Клубы густого едкого дыма и пепла застилали глаза и мешали зенитчикам вести прицельный огонь. К вечеру удалось сбить 13 самолетов, но Варшаве был нанесен огромный урон. Варшавяне назвали этот день "Lanym poniedzialkiem". Немецкая разведка сообщала своему командованию, что, несмотря на массированные налеты и обстрелы, польские части не проявляют признаков разложения. Решено было продолжать вести огонь по городу еще в течение 18 часов. На 26 сентября был назначен генеральный штурм.

Утром 26 сентября 1939 г. части немецкого XIII армейского корпуса перешли в наступление. 27 сентября к штурму приступил XI корпус. Вдоль всей линии польской обороны разгорелись ожесточенные бои. В районе улиц Банаха, Опачевской, Копиньской с частями 31-й немецкой пехотной дивизии вел бой 40-й пехотный полк. Потери в некоторых ротах полка достигали 40-60% личного состава, но при поддержке батальона 56-го пехотного полка и двух рот 360-го полка врага удалось остановить. Отчаянными контратаками удалось вернуть часть утраченных позиций. Кратчайшая дорога к центру города, проходившая по Гроецкой улице, была надежно защищена. Бои за форт "Черняховский" начались в 5 часов утра. Маленький польский гарнизон до полудня отбивал атаки 46-й немецкой пехотной дивизии. Около 11:00 немецким саперам удалось пробраться на крышу форта и заложить заряды. Под руинами главного каземата было погребено 20 его защитников, 35 бойцов сумели пробиться к своим, остальные попали в плен. Овладев фортом Черняховский, части 46-й дивизии захватили Усадьбу, уничтожив ее небольшой гарнизон (командир обороны, капитан Збиевский, покончил с собой). 10-я немецкая пехотная дивизия прорвалась к перекрестку аллеи Независимости с улицей Урсыновской. Здесь немцы встретили упорное сопротивление батальона 21-го пехотного полка и не смогли его преодолеть. Бойцы батальона подбили 5 танков и уничтожили 4 орудия противника. На других участках обороны, в районах западных предместьев Варшавы тоже шли тяжелые бои, но немцам не удалось прорваться. Польская пехота сражалась практически только стрелковым оружием. Артиллерия не могла в полной мере ее поддержать из-за отсутствия снарядов. Многие бойцы настолько уставали, что засыпали под вражеским огнем на своих боевых позициях. Атакующая сторона добилась очень скромных результатов, главная польская оборонительная линия ни в одном месте не была прорвана. В районе Праги немцы действовали вообще очень вяло (здесь наступали части, сильно потрепанные еще в ходе бое 15-17 сентября) и их продвижение было быстро остановлено. Днем 26 сентября к немцам был послан парламентер, но первый контакт не принес ожидаемых результатов - немцы требовали безоговорочной капитуляции. Руммель поручил вести переговоры генералу Кутшебе и полковнику Прагловскому.

Ночью с 26 на 27 сентября артиллерия 8-й немецкой армии в течение часа вела обстрел районов западных предместьев. Утром 27 сентября вновь начались бои - XI корпус начал штурм. 60-й польский пехотный полк остановил в Беланах наступление 18-й пехотной дивизии, а 62-й пехотный полк удержал Сельце, отразив атаки 46-й пехотной дивизии противника. К полудню 27 сентября немцам удалось пройти всего около 100 м в Беланах в районе Охоты. Упорное сопротивление Варшавского гарнизона повлияла на ход переговоров. Немецкое командование согласилось заключить перемирие и в 14:00 вступило в силу соглашение о прекращении огня.

26 сентября (еще до начала переговоров) на аэродроме (Поле Мокатовском) приземлился бомбардировщик "Sum" (единственный экземпляр построенный перед началом войны), доставивший из Бухареста посланника Рыдз-Смиглы, майора Эдмунда Галината. Майор вручил генералу Руммелю приказ (написанный на куске шелковой ткани) о создании подпольной вооруженной организации для борьбы немецкими захватчиками. Руммель поручил этот вопрос генералу Токаржевскому, который уже выступал с подобными инициативами.

28 сентября в 13:00 на фабрике "Skoda" были подписаны условия капитуляции. Свои подписи поставили генерал Кутшеба и Бласковиц. Несмотря на протесты польской стороны, в тексте документа употребили термин "Festung Warschau" ("Крепость Варшава"), что должно было оправдать бомбардировки и разрушение города. Для поляков самым важным пунктом являлось признание за ними права почетной капитуляции. Офицеры сохраняли сабли, рядовые чины и сержанты после ряда формальностей отпускались домой. Начало сдачи оружия гарнизоном Варшавы, насчитывавшим на данный момент 90000 человек, определили на 29 сентября в 20:00.

Трофейные польские пушки и боеприпасы к ним. Варшава, октябрь 1939 года.

Днем 28 сентября на стенах домов расклеили приказ генерала Руммеля о сдаче Варшавы. Несмотря на очевидную безнадежность положения, приказ вызвал неоднозначную реакцию. Многие офицеры и солдаты были потрясены и считали, что командование их предало. Некоторые офицеры предпочли плену смерть (нередки были случаи самоубийств). Командирам пришлось приложить немало усилий, чтобы успокоить части, рвавшиеся в бой. Перед вступлением немцев в город большое количество оружия и боеприпасов было спрятано и зарыто в разрушенных домах. Удалось даже спрятать три противотанковые пушки и две танкетки. Часто происходила преднамеренная порча оружия.


Источники:
1. Tippelskirch K., "Geschichte des Zweiten Weltkrieges", 1954
2. Тарас Д., "Операция Weiss", Харвест, 2003
2. Лубченков Ю., "100 великих сражений Второй Мировой", Вече, 2005

Обновлено 21.03.2010 02:45
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

document.write("