. | |
Ржевско-Вяземская наступательная операция, 8 января - 20 апреля 1942 года PDF Печать E-mail
Автор: Александр Прагер   
02.04.2010 00:34

Ржевско-Вяземская наступательная операция, 8 января - 20 апреля 1942 года

Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция проводилась с 8-го января по 20-е апреля 1942 года войсками Калининского и Западного фронтов. Эта операция отмечена высоким количеством потерь с обоих сторон. Безвозвратные потери Красной Армии оцениваются в 270 тысяч человек.

 

39-я армия Калининского фронта (361, 373, 355, 381, 183 и 357-я сд, 46-я и 54-я кд - подвижная группа полковника Соколова, 148-й и 165-й отдельные танковые батальоны, 102. 103 и 202-й отдельные гвардейские минометные батальоны, 360, 646, 1 и 3/366 ап РГК) наступала западнее Ржева во фланг немецкой группировке. 8-го января советские танки, сосредоточенные на узком участке фронта, после кратковременной артиллерийской подготовке сумели прорвать немецкую оборону Это произошло в 15-20 км западнее Ржева в районе деревень Ножкино и Кокошкино. Наступление танков проходило через скованную льдом Волгу.

Командир танкового полка полковник А. В. Егоров так вспоминает события того дня:
"...До Волги недалеко, но продвигаемся к ней все время под вражеским огнем. Выбравшись из снежных заносов, замечаем очертания деревни. Это Ножкино. За ней берег Волги. Ускоряем ход. Вперед вырвался КВ старшего лейтенанта Ляшенко. Он маневрирует и мчится прямо на огневую позицию противотанковой батареи. Немецкая пехота, рассыпавшись по лесу, отступает. По КВ почти в упор дважды ударила пушка. Каким-то чудом танк Ляшенко увернулся от этих снарядов и подмял под себя бившее по нему орудие. Подоспевшие за Ляшенко КВ завершили разгром гитлеровцев и ворвались в деревню... В тот день мы форсировали Волгу, но дальше продвигались медленно. Немцы ежедневно, по нескольку раз переходили в яростные контратаки, стремясь закрыть образовавшуюся брешь в своей обороне и не допустить прорыва наших танков в обход Ржева с северо-запада..."

Стрелковые дивизии 39-й армии развернули наступление на юг в направлении Сычевки, но взять город сходу им не удалось. Город обороняли 1-я танковая и дивизия СС "Рейх".

Расположение советских и немецких войск в районе Ржева 4-11 января 1942 года

12-го января в прорыв в 8 км северо-западнее Ржева командование фронта кинуло 11-й кавалерийский корпус (полковник С. В. Соколов) и 29-ю армию (генерал-майор В. И. Швецов). 29-я армия должна была усилить фланги передовых подразделений, а также при взаимодействии с 31-й армией овладеть Ржевом.

Наступление Красной Армии 8-го января западнее Ржева застало врасплох немецкие части, расположенные в окрестностях города. Были приняты срочные меры по созданию оборонительного рубежа в 8-10 км от города. Генералу Линдингу, командующему артиллерией 122-й пехотной дивизии, были подчинены все тыловые и резервные части в этом районе.

29-я армия наступала на Ржев с запада и юго-запада. До 19-го января 174-я, 246-я и 252-я стрелковые дивизии пытались прорваться к Ржеву через деревни на левом и правом берегах Волги: Лазарево, Митьково, Спас-Митьково, Ретькино, Бурмусово, Хорошево. Противник оказывал яростное сопротивления, не уступая без боя ни пяди земли. Например, 908-й стрелковый полк 246-й дивизии в течение трех дней безуспешно штурмовал деревню Нечаево, неся огромные потери. 17-го января погиб командир полка майор В. С. Перевозников. 185-я стрелковая дивизия (подполковник С. Г. Поплавский) сражалась в деревне Толстиково, 183-я стрелковая дивизия (генерал-майор К. В. Комиссаров) продвигалась к деревням Перхурово и Шунино, 381-я стрелковая дивизия (генерал-майор Б. С. Маслов).

Бойцы 34-й стрелковой бригады ведут бои в Юхнове, 5-е марта 1942 года

Бои за Ржев проходили в очень тяжелых условиях. Не хватало поддержки танков и авиации, снабжение боеприпасами и продовольствием затруднялось погодными условиями.

11-й кавалерийский корпус смог продвинуться на юг на 110 км, однако цели наступления достигнуто не было, соединиться с частями 1-го гвардейского кавалерийского корпуса не удалось.

На правом крыле Западного фронта главная роль в наступлении отводилась 20-й армии с приданными ей частями: четырьмя стрелковыми бригадами от соседних 1-й ударной армии и 16-й армии, шестью артиллерийскими полками РГК, 2 гв.кк. Наступление намечалось в узкой полосе шириной 20 км из района Волоколамск на Шаховскую при поддержке 47-й авиационной дивизии и 601-го бомбардировочного полка. В первый день операции группа генерала Ф. Т. Ремизова овладела населенным пунктом Захарино и углубилась в оборону немецких войск на 2-3 км. Части 352-й сд заняли Тимонино. К исходу 12-го января войска ударной группировки продвинулись на 5-8 км. Войска генералов Ремизова, Катукова и 64-я морская стрелковая бригада вышли на подступы к Шаховской. Перешла в наступление и 331-я сд генерала Ф. П. Короля, действовшая левее ударной группы. Таким образом 20-я и часть сил 1-й ударной после полуторачасовой артподготовки и упорных двухдневных боев прорвали немецкую оборону, а 10-го января 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерала И. А. Плиева, усиленный пятью лыжными батальонами и 22-й танковой бригадой был введен в прорыв и ушел в тыл противника. По личному указанию Сталина из сотава Западного фронта в резерв Ставки ВГК была выведена 1-я ударная армия. Этот шаг привел к тому, что ослабленные войска правого крыла фронта, подойдя к окраинам Гжатска, взять город не смогли и наступление захлебнулось.

Десантники готовятся к посадке в самолет

Три армии Западного фронта (43-я, 49-я и 50-я) в это время обошли с севера и юга юхновскую группировку немцев.  50-я армия и 1-й гв.кк вышли к Юхнову, но были остановленны девятью дивизиями 4-й немецкой армии. Наступавшие со стороны Малоярославца и Тарусы 43-я и 49-я армии, обходя юхновскую группировку с севера, к 19-го января вышли на линию Щелоки-Доманово-Плюсково. Наступление войск левого крыла Западного фронта наталкивалось на резко возросшее сопротивление. 10-я армия, отразила контрудар немецкого моторизованного корпуса из района Жиздры, но 24-го января им удалось деблокировать осажденный в Сухиничах немецкий гарнизон и 216-ю пехотную дивизию.

С целью завершения окружения и создания более плотного кольца окружения, было решено высадить массированный воздушный десант. Решение на провидение воздушно-десантной операции, получившей название Вяземской, было принято Ставкой ВГК.

33-я армия 19-го января совместно с частями 110-й (4-я дивизия народного ополчения) и 222-й стрелковой дивизией освободило Верею. К этому времени 33-я армия нуждалась в пополнении личным составом, техникой и боеприпасами. Поэтому полной неожиданностью был приказ, полученный 17-го января 1942 года от командующего Западным фронтом генерала армии Г. К. Жукова, наступать на Вязьму.

Брошенная немецкая техника

21-го января немецкая боевая группа "Сычевка" (генерал Крюгер) пошла в наступление из района Сычевки на северо-запад. Цель - захватить Осуйское. Из-за удара по флангу сильной вражеской группы юго-западнее Ржева, она была вынуждена сузить район наступления. 
22-го января 1942 года немецкие войска начали осуществление плана по окружению прорвавшихся западнее Ржева частей Красной Армии. Вдоль обоих берегов Волги навстречу друг другу - с запада, со стороны Молодого Туда, и с востока, от Ржева, - перешли в наступление мощные немецкие группировки. От Ржева наступали части VI-го корпуса: боевая группа генерала Линдига и группа "Центр тяжести" генерала Рекке. Навстречу им пробивались 206-я пехотная дивизия и кавалерийская бригада СС "Фегеляйн".

Советское командование недооценило силы противника и переоценило свои. Немцы прорвались на участке обороны 246-й дивизии, стрелковые подразделения которой после передачи из 29-й армии в состав 39-й армии 252-й дивизии оказались растянутыми по обеим берегам Волги.

Немецкая боевая группа "Центр тяжести": 471-й пехотный полк 251-й дивизии и части 256-й дивизии с первым батальоном 84-го пехотного полка на северном берегу Волги заняла в ходе ожесточенных боев деревни Клушино, Бургово, Рязанцево, Жуково, Ножкино, Кокошкино и другие, к вечеру 22-го января дошла до высоты при впадении реки Сишка в Волгу. 23-го января в 12:45 эта группа встретилась у Соломина, севернее дороги Ржев-Молодой Туд, с 39-м пехотным полком 26-й дивизии, усиленным третьим батальоном 396-го пехотного полка 216-й дивизии и зенитными орудиями капитана Барга из 4-го зенитного полка. Значительные силы Калининского фронта - 29-я, 39-я армии и 11-й кавалерийский корпус - оказались в полуокружении к западу и юго-западу от Ржева и Сычевки.

Атака 3-й гвардейской кавалерийской дивизии

Командующему ВВС Калининского фронта генералу Руденко было поручено организовать доставку по воздуху окруженным армиям оружия, боеприпасов, медикаментов и продовольствия. Однако, фронт ощущал острую нехватку самолетов: к концу января 1942 года на всем Калининском фронте насчитывалось только 96 исправных самолетов различных типов.

В первых числах февраля расход боеприпасов сократился в 29-й армии до одного-двух снарядов в день на орудие, до двух-трех мин на миномет. Для деблокации окруженных командующий фронтом И. С. Конев приказал перебросить в район Ржева 30-ю армию (генерал-майор Д. Д. Лелюшенко). 

Наступление советских частей по прорыву окружения началось 26-го января против частей немецкой 256-й пехотной дивизии VI-го корпуса, а 27-го января ударам подверглась 206-я пехотная дивизия XXIII-го корпуса. Бои в этих районах продолжались до 17 февраля. Поддержку с воздуха немецким частям оказывал VII-й авиационный корпус. В ряде мест дивизиям 30-й армии до окруженных оставалось преодолеть каких-нибудь четыре-пять километров. Разведчикам 359-й стрелковой дивизии, наступавшей в районе деревень Соломино и Лебзино, удалось проникнуть в расположение 29-й армии и ночью вывезти на подводах более тысячи раненых бойцов и командиров. Но пробиться через узкий вражеский коридор на соединение с 29-й армией дивизии 30-й армии так и не смогли.

Группа разведчиков

26-го января генерал Модель отдал приказ к наступлению с целью окружения группировки советских войск южнее Ржева. Бой начался 29-го января, в тот самый день, когда Красная Армия в первый раз достигла автодороги Смоленск-Вязьма, которую впоследствии все чаще блокировала.

Наступление должны были вести:
- XXXXVI-й танковый корпус - на Никиты-Осуйское;
- боевая группа Линдига (VI-й корпус) - на юго-запад к станции Мончалово - 30 января командование принял генерал Бурдах (251-я пехотная дивизия);
- боевая группа фон Ресфельда и кавалерийская бригада СС "Фегеляйн" (XXIII-й корпус) на Чертолино;
- 246-я пехотная дивизия после взятия Белого на север.

Положение западнее 9-й армии, в районе Витебска, становилось для немцев все более угрожающим, 30-го января группа армий "Центр" ускоренно вывела с прежней позиции соединение 3-й танковой армии и дала ей приказ закрыть брешь западнее 9-й армии.

Немецкая пехота готовится к атаке

31-го января 33-я советская армия вышла в район Шанского Завода и Доманова. Три стрелковых дивизии первого эшелона 33-й армии под командованием генерал-лейтенанта Ефремова (113-я, 338-я и 160-я сд) подошли к Вязьме. 4-го февраля противник, ударив под основание прорыва, отсек группу и восстановил оборону по реке Угре. На 6-е февраля 1942 года в окруженных дивизиях 33-й армии насчитывалось 9580 человек. Дальнейшее увеличение численности (до 12 780 человек к 11-му марта 1942 года) было произведено за счет мобилизации местного населения в возрасте от 17 до 45 лет.

Для защиты железнодорожной линии Вязьма-Ржев юго-западнее Сычевки генерал Модель назначил очень слабую 6-ю танковую дивизию. Ее способный командир, генерал Раус смог организовать успешное наступление благодаря обстоятельной разведке и планированию атак. Таким образом дивизия захватила порядка 80 деревень и выдвинула весь фронт вперед на 8-12 км. Когда 6-я танковая дивизия доукомплектовалась, она сменила 2-ю танковую дивизию СС "Рейх" северо-западнее Сычевки.

Немецкие войска постепенно сжимали кольцо окружения. Кавалерийская бригада СС "Фегеляйн" и боевая группа фон Ресфельда наступали на Чертолино, группа Линдига - на Мончалово, 246-я пехотная дивизия наступала с запада, а XXXXVI-й танковый корпус - с востока. Измотанные непрерывными боями, понесшие невосполнимые потери, окруженные части создавали круговую оборону в Мончаловских лесах. Все командиры штабов, специальных и тыловых подразделений, кто не был там крайне необходим, были переведены в пехоту. Было мало боеприпасов, не было горючего для машин и тягачей, солдаты и офицеры голодали.

Немецкая пехота при поддержке танков и штурмовых орудий готовится к атаке

4-го февраля немецкая 86-я пехотная дивизия взяла Осуйское. 5-го февраля у Чертолина встретились 1-я танковая дивизия и бригада "Фегеляйн". Теперь основная масса 29-й армии была окружена, 39-я армия была оттеснена на запад.

В начале февраля 39-я армия, оттесненная от Сычевки на запад 6-й танковой дивизией генерала Рауса, прорвала узкий проход в сторону станции Нелидово, где сражалась 22-я армия. В это время противник начал со стороны станции Осуга массированное наступление в стык 29-й и 39-й армий. 5 февраля пехота, кавалерия и танки Вермахта при поддержке авиации прошли через деревни Ботвилово, Миронове, Корытово, Ступино и другие. У Чертолина встретились 1-я танковая дивизия и шедшая ей навстречу кавалерийская бригада СС "Фегеляйн" и этим отрезали 29-го армию от южного соседа - 39-й армии. 29-я армия оказалась в полном окружении западнее Ржева в Мончаловских лесах.

Вечером 5-го февраля генерал Модель приказал уничтожить окруженные советские подразделения (всю 29-ю и часть 39-й армий). Главным действующим лицом этой операции был XXXXVI-й танковый корпус. VI-й и XXIII-й немецкие корпуса держали в это время северный фронт.

Советская пехота наступает

9-го февраля западная часть окружения была вдавлена частями 86-й пехотной дивизии и 1-й танковой дивизии, а также бригадой "Фегеляйн". Дальше шли бои против северного фронта у Ржева и против окружения. Они были еще ожесточенней. В окружении советские подразделения укрепились в системе траншей старой волжской позиции и в блиндажах, непробиваемых бомбами из-за сильно промерзшей почвы.

Завершив окружение 29-й армии, немецкие войска немедленно приступил к ее расчленению и уничтожению по частям. 9-го февраля советские окруженные дивизии вынуждены были отступить к востоку перед превосходящими силами врага.

17-го февраля бои достигли своего высшего драматического накала, 6 советских танков прорвали линию немецкой обороны. Хотя следующая за ними пехота была отброшена, но эти 6 танков устремились дальше и представляли чрезвычайную опасность. Поднятые по тревоге немецкие резервные подразделения смогли уничтожить прорвавшиеся танки уже в тылу 1-й танковой дивизии. Они так и не достигли линии окружения.

Кавалерийская разведка

26-го февраля 19 бойцов 2-го батальона 940-го полка 262-й стрелковой дивизии 39-й армии во главе с политруком Г. Я. Моисеенко погибли, но до вечера задержали врага у небольшой деревни Корытце-Полуденное.

Для оказания помощи окруженной 29-й армии было решено десантировать в удерживаемый ею район парашютно-десантный батальон 204-й воздушно-десантной бригады (старший лейтенант П. Л. Белоцерковским). Выброска батальона в составе пятисот человек производилась одиночными тяжелыми транспортными самолетами двумя рейсами в ночь с 16 на 17 февраля в район деревни Окороково. В момент выброски десанта группы немецких пехотинцев при поддержке одиннадцати танков с трех сторон - от Старцева, Ступина и Горенок - прорвались к деревне Окороково.

Решение о выходе войск 29-й армии из окружения в юго-западном направлении, в расположение 39-й армии, было принято на Военном совете армии, где присутствовали все командиры и комиссары дивизий. Из Ерзовского леса, минуя Мончалово, разрозненные части дивизий стягивались в леса вблизи деревни Окороково, в 15 километрах западнее Ржева. Остатки армии, разрезанные на несколько частей, к 18-му февраля удерживали лишь около 12 квадратных километров территории, постоянно находясь под артиллерийским обстрелом и налетами Люфтваффе. Потери были огромны. Так, 15 бомбардировщиков обрушили бомбы на деревню Быково, в которой все дома до отказа были забиты ранеными и обмороженными. После бомбежки от деревни остались только дымящие головешки, хоронить было некого.

Немецкие лыжники

В первом эшелоне выходивших из окружения двигались штаб армии, 185-я и 381-я стрелковые дивизии и 510-й гаубичный артиллерийский полк. Десантники прикрывали тыл и фланги отходящих к югу соединений. Пошли глубокой ночью, бойцы вязли в снегу по пояс. Подводы с ранеными находились посередине колонны. Оттеснив немецкие передовые посты, перешли дорогу Ступино-Афанасово. На рассвете налетела авиация. Когда переходили по возвышенности дорогу Афанасово-Дворково, внезапно справа и слева раздались выстрелы; танки вышли из деревень навстречу друг другу и начали бить из пушек и минометов. Треть колонны успела втянуться в лес. Основная часть, вытянувшись вдоль дороги, оказалась на большом открытом поле. Немцы отрезали ее от леса и уничтожили.

Из воспоминаний Героя Советского Союза генерал-лейтенант В. Р. Бойко:
"На 183-ю дивизию была возложена задача прикрыть этот отход, и она вела непрерывные бои. Мы выходили последними, самые тяжелые удары гитлеровцев обрушились на вас, особенно на наш арьергард. Через сутки, в ночь на 21 февраля, гитлеровцам удалось перекрыть пути нашего отхода. На рассвете мы ринулись в последний бой. Многие в этой схватке были убиты или тяжело ранены. Погиб на боевом посту командир дивизии генерал-майор Константин Васильевич Комиссаров, вместе с которым мы делили тяготы боевой жизни под Ржевом".

Части 246-й дивизии, прикрывая отход основных сил армии с севера, в ночь на 19-е февраля сумели оторваться от наседавшего врага. Комдив Мельников приказал пробиваться группами по 10-12 человек. 22-го февраля противник обнаружил и окружил группу комдива. Мельников был захвачен в плен, а военком дивизии полковой комиссар Должиков был тут же расстрелян.

Немецким войскам порой приходилось оставлять пушки

Трагически сложилась судьба 365-й стрелковой дивизии: в окружении зимой 1942 года она почти полностью погибла в Мончаловских лесах. Погибло все командование дивизии, командиры полков и батальонов, комиссары всех частей и подразделений. Были утрачены документы и знамена дивизии и полков, поэтому как самостоятельная часть дивизия была расформирована.

Выход из окружения, начавшийся в ночь на 18-е февраля, был завершен, в основном, к 28-му февраля. Из окружения вышли и присоединились к 39-й армии около 5200 человек, из них порядка 800 раненых. Это все, что осталось от 7 дивизий ударной группировки 29-й армии, фактически полностью погибшей в Мончаловских лесах.

По данным немцев, за 2 месяца боев 29-я и часть 39-й армий потеряли 26647 убитыми, 4888 пленными, 187 танков, 343 орудия, 256 противотанковых орудий, 68 самолетов, 7 зенитных пушек, 439 минометов и 711 пулеметов.

Времени не хватало на то, чтобы убирать трупы

В марте-апреле 1942 года войска Калининского и Западного фронтов, пытаясь выполнить директивы Ставки Верховного Главнокомандования, продолжали наступательные бои. Войска 30-й, 31-й и 39-й армий должны были разгромить ржевскую группировку немцев и не позднее 5-го апреля освободить город Ржев. Но вместо наступления часто приходилось отбивать ожесточенные контратаки сильного врага, имевшего большое преимущество в танках и авиации.

В сводках Совинформбюро тех весенних дней сообщалось, что под Ржевом "идут бои местного значения" или что "на фронте затишье".
Командующий Западным фронтом Жуков так характеризовал это весеннее наступление 1942 года: "Вероятно, трудно поверить, что нам приходилось устанавливать норму расхода боеприпасов - 1-2 выстрела из орудия в сутки. И это, заметьте, в период наступления!"
Командующие Западным и Калининским фронтами Жуков и Конев неоднократно просили Ставку остановить безрезультатное наступление, превратившееся в ежедневное бессмысленное самоистребление наших армий. Но директивой от 20-го марта Сталин потребовал более энергичного наступления на ржевско-вяземскую группировку противника.

Замаскированные танки Т-34 в деревне в районе Ржева, предположительно март 1942 года

Писатель Вячеслав Кондратьев, участвовавший в боях у деревень Черново и Овсянниково с середины марта 1942 года в составе 132-й стрелковой бригады рассказывал: "У нас на участке в марте-апреле наша артиллерия практически молчала. Артиллеристы имели в запасе три-четыре снаряда и берегли их на случай вражеской танковой атаки. А мы наступали. Поле, по которому мы шли вперед, простреливалось с трех сторон. Танки, которые нас поддерживали, тут же выводились из строя вражеской артиллерией. Пехота оставалась одна под пулеметным огнем. В первом же бою мы оставили убитыми на поле боя треть роты. От безуспешных, кровопролитных атак, каждодневных минометных обстрелов, бомбежек подразделения быстро таяли. У нас не было даже окопов. Винить в том кого-либо трудно. Из-за весенней распутицы с продовольствием у нас было плохо, начался голод, он быстро истощил людей, изможденный солдат уже не мог рыть мерзлую землю. В конце апреля меня ранило. К тому моменту в нашей роте из 150 человек осталось 11. Для солдат все тогда происходившее было трудными, очень трудными, но все-таки буднями. Они не знали, что это был подвиг".

Армии, особенно Калининского фронта, ощущали перебои в снабжении боеприпасами и продовольствием. Бойцы голодали, вынуждены были есть мясо убитых зимой лошадей. Когда растаял снег, искали полугнилую перемороженную картошку в буртах или на колхозных полях и готовили из нее своеобразный кисель. С картошины сдирали кожицу и крахмалистую массу растворяли в горячей воде.

Общие потери Красной Армии в первой Ржевско-Вяземской наступательной операции (8 января-20 апреля 1942 года) составили 776 919 человек, в том числе безвозвратные потери - 272 350 человек и санитарные потери, т.е. выбывшие в медсанбаты и госпитали, - 504 569 человек.

Немецкая пехота

Потери немецких войск в операции составили: 45 929 человек убитыми, 15 524 человек пропавшими без вести и 196 939 человек ранеными.

В результате наступления советских войск в первую военную зиму в 170-250 километрах к западу от Москвы образовался так называемый Ржевско-Вяземский выступ, удержанию которого немецко-фашистское командование придавало особое значение, рассматривая его как плацдарм для нового наступления на Москву.


Источники:
1. Сорина Л., Кондратьев О., Каринцев П., Смирнов Н., Ожогин Е., Ржевская Битва 1941-1943 гг., Изд.: "История Ржева", Ржев, 2000 г.;
2. Гроссман Хорст, Ржев - краеугольный камень Восточного фронта, Изд.: Ржев, 1996;
3. Статюк И., Наступление на западном направлении 1942 (зима - весна) - М.: ООО "Издательство Цейхгауз", 2007;
4. Horst Grossmann, Geschichte der rheinisch-westfaelischen 6. Infanterie-Division 1939-1945, Verlag Hans-Henning Podzum, Bad Nauheim, 1958;
5.
.

Обновлено 21.04.2010 13:37
 

Комментарии   

 
#1 Guest 08.05.2010 21:13
Заметил неточность.381 стрелковой дивизией с 17 сентября 1941 г. по 2.03.1942 командовал полковник Толстов А.И., со 2.03.1942 - подполковник Шульга В.П.
Цитировать
 
 
#2 Guest 26.05.2010 09:44
Владимир, спасибо за комментарий!
Вы не могли бы сообщить источник данной информации?

С ув.,
Александр
Цитировать
 
 
#3 Guest 07.06.2010 17:52
Из многих источников, в книгах о битве под Москвой с перечислением военных частей с командирами (например И.Статюк "Ржевско-Вяземс кая операция"), из биографий Толстова Архипа Ивановича и Шульги Василия Павловича. Первый источник - воспоминания ветеранов, кто с сентября 1941 был в дивизии, кто позже почему-то помнят только Маслова Бориса Семеновича, командовавшего 381 сд с 24.05.1942 г. по 09.07.1943 г. В 381 сд с первого формирования воевал и погиб мой дед и его брат, который был ранен в январе 1942, хорошо помнил только командира 1261 сп - Васильев, а фамилию комдива ветераны называли Толстых. Спасибо. С уважением Владимир.
Цитировать
 
 
#4 Guest 25.01.2011 22:14
Большое спосибо за статью. Мой дед воевал в 64 морской стрелковой бригаде и пропал без вести 3 мая 1942г. под д. Васильевская Пожаро-Городецк ого района. Хотелось бы понять, что происходило, ведь как пишут операция закончилась 20 апреля.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

document.write("