Высокая и балконов . | . | Регистрация Ооо в казани .
Арденнское наступление, 1944 год PDF Печать E-mail
Автор: Игорь Ладыгин   
12.03.2010 18:50



Сражение в Арденнах в декабре 1944 года - один из самых острых моментов в истории Второй мировой войны. Полная драматизма, изнурительная, выматывающая кампания, требовавшая постоянной готовности личного состава к подвигу, заставила солдат и офицеров достичь предельного напряжения как физических, так и моральных сил»1.

К декабрю 1944 года Союзники уже вели бои на западной границе Германии, прочно увязнув в грязи: «Дожди в ноябре были такими сильными, каких не было уже много лет. Реки и ручьи разлились, образовались болота, через которые приходилось пробираться пехоте»2. 20 ноября пал Мец. Но дальше продвижение Союзников затормозилось: войска натолкнулись на хорошо укреплённый участок «линии Зигфрида» (оборонительная линия на западе Германии). По мере стабилизации фронта становилось очевидным, что форсирование Рейна в 1944 году не состоится.

В начале декабря бои в районе Арденн стихли. Американские войска в Бельгии начали сменяться и пополняться ввиду большого количества понесённых потерь. 8-й американский корпус Мидлтона в составе четырех дивизий, державший границу Бельгии и Люксембурга (50 миль3), также пополнялся новобранцами, необстрелянными молодыми людьми, далёкими от военного дела. Ветераны же отправлялись домой, на отдых. К указанному периоду не утихли разногласия между двумя командующими союзными армиями, Дуайтом Эйзенхауэром и Бернардом Монтгомери. К тому же союзная разведка умудрилась потерять из виду достаточно боеспособное немецкое соединение - 6-ю танковую армию. Остальные немецкие части были очень сильно ослаблены.



В виду сложившихся обстоятельств в сентябре 1944 года Гитлер принимает решение ударить по Союзникам из района Аахена на Антверпен, базу снабжения союзных войск в Бельгии. Высказываются разные предположения, почему Гитлер, накануне советского наступления, пришёл к такому решению. Но более распространено следующее: Гитлер знал о нарастающих противоречиях в стане Союзников. Его идея прорыва на Антверпен зиждилась на том, что этим прорывом англичане и канадцы, в основном располагающиеся в южных Нидерландах (21-я группа армий), будут отрезаны от американцев и появится возможность обострения разногласий между Союзниками, а Канада вынуждена будет выйти из войны. Тогда бы, думал Гитлер, можно будет с ними объединиться и выступить в поход против СССР. Гитлер с момента срыва операции «Морской Лев» постоянно зондировал такую возможность. Кроме того, накануне приготовлений Союзников по форсированию Рейна это был бы хороший психологический удар: Германия бы показала, что она сильна и готова к продолжительным боям - повод для сепаратного мира. В конце концов, это наступление могло бы сильно ослабить удар Союзников по Германии. «Никогда с наполеоновских времен противник не входил на германскую территорию, мы должны обескровить врага у самых ворот фатерланда...Если мы победим на Западе, то есть возможности выстоять вообще» - вот какой мыслью пользовался Гитлер, задумывая это наступление.

В конце сентября в качестве исходного района наступления впервые был упомянут участок фронта между Монжуа и Эхтернахом, где было выявлено слабое место в обороне противника. План операции стал разрабатываться в ОКВ, а командующих Западного фронта (фон Рундштедта и Моделя) ознакомили с намерениями верховного командования только в конце октября. Удар должны были наносить две танковые армии - 5-я и 6-я СС. Всего они насчитывали 30 дивизий, включая 12 танковых и моторизованных. Основные действия должны были развернуться на фронте 6-й армии СС (обергруппенфюрер СС Зепп Дитрих), в центре наступала 5-я танковая армия (генерал фон Мантейфель), левый фланг прикрывала 7-я армия (генерал Брандербергер). Главной ударной силой 6-й танковой армии СС был 1-й эсэсовский танковый корпус (эсэсовская танковая дивизия «Лейбштандарт» и 12-я эсэсовская танковая дивизия «Гитлерюгенд»), в резерве находился 2-й эсэсовский танковый корпус (2-я эсэсовская танковая дивизия «Рейх» и 9-я эсэсовская танковая дивизия «Гогенштауфен»). Также в состав армии входили: 12-я, 272-я, 277-я, 326-я гренадерские дивизии и 3-я парашютно-десантная дивизия. Наступающая группировка имела задачей выход на Маас на участке между Льежем и Намюром, форсирование реки и в обход Брюсселя овладеть Антверпеном с целью отрезать отход всем располагавшимся севернее участка прорыва англо-американо-канадским войскам. Большое сомнение вызывало количество горючего, но командование рассчитывало на захват складов противника. В случае удачи к наступлению должна была подключиться 15-я армия (Курт Штудент). Начало операции было назначено на 25 ноября. В один кулак была собрана авиация. Германия давала последний бой.

Герд фон Рундштедт же предлагал ударом с севера и юга ликвидировать выступ американцев у Аахена. Он полагал, что для этого у вермахта достаточно сил, и это несколько ослабит американцев до броска через Рейн. Но Гитлер, слепо веря в свой план, отверг предложение столь авторитетного военачальника, и настоял на своем.



Помимо вышеупомянутых боевых соединений, в предстоящем наступлении предполагалось использовать часть, переодетую в американскую униформу, передвигающуюся и вооружённую американским оружием и личный состав которой говорил на английском языке. Такой частью была 150-бригада СС. Командовал ею знаменитый парашютист Гитлера штурмбанфюрер СС Отто Скорцени.

25 октября 1944 года Отто Скорцени был вызван в ставку Гитлера, где состоялась беседа. Сам Скорцени впоследствии вспоминал о ней: «Он сказал мне, что я получаю под свое командование танковую бригаду, перед которой поставлена задача овладеть мостами через Маас прежде, чем противник уничтожит их4». По мере формирования части, обнаруживался недостаток трофейной части, и Скорцени пришлось даже запросить Ставку Западного фронта, чтобы расшевелить интендантов. Но даже несмотря на это, все танки, 22 машины были «Пантерами», а «Шерманов» было только 25, да и то в неисправном состоянии. Расшевелившиеся интенданты решили отделаться советской и польской бронетехникой, которая, разумеется, для операции не подходила.

Бойцов разделили на 4 группы, в соответствии их владением английским языком и американским сленгом. 1-я группа (около 10 человек) - знали английский язык и американский диалект. 2-я группа (30 - 40 человек) - знали английский язык, но не знали американский диалект. 3-я группа (120 - 150 человек) - способны были объясниться на английском языке. 4-я группа - изучавшие английский язык в школе. В первой и второй группах преобладали моряки. Остальные могли говорить по-английски лишь слово «Yes»6. Свободно говорящих объединили в роту особого назначения - Einheit Stielau. Отряд «Штилау», посаженный на трофейные джипы, имел две задачи: 1) уничтожение мостов и складов с боеприпасами и топливом и 2) разведку на обоих берегах Мааса, диверсии и саботаж: отдача встреченным подразделениям противника неправильных приказов, нарушение системы связи, разворачивание дорожных указателей, снятие предупреждающих знаков с периметров минных полей и их установка в ложных местах, ликвидация офицеров7.



Некоторое количество Пантер решили подделать под американские САУ: прикрепили стальные листы к башне, сами башни модифицировали (убрали командирскую башенку). Всю технику раскрасили в оливково-зелёный цвет американской армии, нанесли тактические обозначения и белые звёзды.

10 декабря 1944 года Скорцени ознакомил своих командиров с оперативным планом. В уточнённую задачу его подразделений входил захват по крайней мере двух мостов через Маас в неповрежденном состоянии. Операция получила кодовое обозначение «Greif» («Гриф»)8.

Между тем, Эйзенхауэр подозревал о каких-то действиях со стороны немцев, но не настолько сильных, какими они оказались впоследствии. Военная разведка постоянно докладывала о прибытии в район предполагаемого удара свежих пехотных дивизий и пополнении бронетанковых. На самом деле это были не свежие пехотные дивизии, а фольксгренадерские, или народно-гренадерские, дивизии, то есть, это были части, набранные из последних сил, куда наряду с юношами входили и ветераны, и старики, и больные. Попадали в такие дивизии и так называемые «желудочные батальоны» - части, соответствующие штату батальона, укомплектованные солдатами с различными желудочными заболеваниями, так как их привередливость к еде вызывала трудности с их обеспечением в обычных дивизиях. Под конец войны в армию стали набирать даже не годных к военной службе. Была восстановлена 5-я танковая армия, пополнена 6-я танковая армия СС. Главную роль в наступлении Гитлер отдал эсэсовцам, за что и поплатился впоследствии провалом всего наступления: красовавшиеся на фоне массовых расстрелов и известные своей верностью партии, их роль на фронте была сомнительной.



В своем стремлении достичь Антверпена немцы не были оригинальны: они пошли тем же путём, каким ходили и в 1914, и в 1940 годах - через Арденнские горы, поросшие лесами. Так что определить место удара командованию Союзников не составляло труда. Вообще, Арденнские горы представляют собой достаточно сложный маршрут наступления: один застрявший или подбитый танк надежно закрывал дорогу остальным. Зепп Дитрих вспоминал впоследствии, что танки не могли двигаться фронтом более 4-х машин.

Мощная артиллерийская подготовка 16 декабря 1944 года возвестила о начавшемся наступлении: 5-я и 6-я немецкие армии обрушились на 28-ю дивизию 8-го корпуса США, заставив ее отступить. В арьергардных боях она была уничтожена. После прорыва обороны 8-го корпуса в прорыв на трофейных джипах устремились диверсанты отряда «Штилау», 1-й танковый корпус СС и штурмовая группа оберштурмбанфюрера СС Иоахима Пейпера, отличившегося впоследствии расстрелом безоружных американцев. Состав группы Пейпера: две роты танков Pz. Kpfw. IV, за ними две роты танков Pz. Kpfw. V и бронетранспортёры с пехотой, затем шли сапёры с артиллерией, а замыкал движение 501-й батальон тяжелых танков Pz. Kpfw. VIB «Королевский Тигр».

В Версале о начавшемся наступлении стало известно вечером. Эйзенхауэр «сразу понял, что действия немцев выходят за рамки частной операции»9. Союзное командование решило перебросить на фланги наступающих немцев бронетанковые части: «На северном фланге была 7-я бронетанковая дивизия под командованием генерал-майора Роберта Хасбрука; в армии Паттона на юге такое положение занимали части 10-й бронетанковой дивизии генерал-майора Уильяма Морриса»10. Резерв был поднят по тревоге только вечером 17 декабря - результат работы отряда «Штилау». Однако уже утром 17-го немецкие танки прорвались к Спа, где находился штаб генерала Ходжеса, командующего 1-й армией США, в которую входил 8-й корпус. Между тем, отряд «Штилау» успел так насолить американцам, что небезынтересны воспоминания об этом генерала Брэдли: ...полмиллиона американских солдат, каждый раз встречаясь на дороге, играли меж собой в кошки-мышки. Ни чин, ни удостоверения, ни протесты не освобождали проезжающего по дорогам от допросов на каждом перекрестке. Трижды бдительные солдаты приказывали мне удостоверить мою личность. Первый раз я должен был назвать столицу штата Иллинойс - Спрингфилд (допрашивающий меня считал, что это - Чикаго); во второй раз мне предложили указать место защитника на линии схватки в регби; в третий раз мне предложили назвать очередного супруга блондинки по имени Бетти Грэбл. На Грэбл я споткнулся, но часовой, довольный, что ему удалось поставить меня в тупик, разрешил мне продолжать путь11. Можно себе представить, в какие затруднительные ситуации попадали английские офицеры, которые не могли ответить на такие вопросы.



19 декабря Пейпер достиг Стомона: после двухчасовой схватки город был взят. В этом бою группа потеряла несколько машин. К этому времени союзники начали переброску подкреплений и немецкие дивизии встретили упорное сопротивление. 21 декабря Пейпер решил сосредоточить свои силы в районе Ла Глез и попытался удержать мост в Шене. В самом городе завязались ожесточенные бои. В конце концов, американцы немцев выбили из города, потеряв при этом 200 человек. Наступление всей 6-й армии захлебнулось еще 18 декабря (17 декабря, достигнув Сен-Вита, узла дорог, одна из которых вела на Антверпен, она была задержана 7-й моторизованной дивизией США). К этому времени армия достигла рубежа Монжуа, Мальмеди, Труа-Пон. До первой намеченной цели - Льежа - было очень далеко. Во многом провал наступления 6-й армии СС объясняется спешкой в подготовке наступления, также район наступления армии был очень близок от мощной группировки союзных войск, которая наступала на реке Рур. Наступление 5-й танковой армии развивалось более успешно. В состав армии входили три танковые дивизии и танковая бригада "Фюрербеглейт", четыре пехотные дивизии.

19 же декабря один из захваченных диверсантов отряда «Штилау» заявил на допросе, что отряд имел целью устранение Эйзенхауэра. Нужно сказать здесь, что слух этот распространился в среде диверсантов до оглашения основной задачи. Их можно понять: в конце войны, когда очевидно, что ее не выиграть, в обстановке секретности готовится диверсионное задание. Вполне резонно возникает вопрос: «зачем?». Вот и рождались самые невероятные идеи.

«Военно-морской адъютант Эйзенхауэра капитан 1 ранга Батчер записал в дневнике 23 декабря: «Сегодня я был в Версале и видел Айка. Он пленник нашей службы безопасности и ужасно раздражен ограничением свободы передвижения, хотя ничего не может сделать. Дом усиленно охраняется, в том числе пулеметчиками, и Айку приходится ездить в штаб и из штаба в сопровождении джипа с вооруженной охраной»12.



19 декабря был урожайным на события. В этот день, поднятая по тревоге вечером 17-го, 101-я воздушно-десантная дивизия едва успела занять Бастонь, важный узел дорог и место планируемого контрнаступления Союзников.

Мантейфель решил обойти Бастонь и наступать в направлении на р. Маас. К этому времени со всех сторон стали подходить сильные резервы союзников, значительно превосходившие наступавшие немецкие войска. Также стала налаживаться погода, и в воздухе все чаще стали появляться группы истребителей-бомбардировщиков, которые наносили бомбовые удары по наступающим войскам. А в тылу немецких армий наносили удары стратегические бомбардировщики союзников. По наступающим войскам наносились контрудары. Передовые части 2-й танковой дивизии были окружены американскими частями и английской бронетанковой бригадой, только немногие смогли пробиться к своей дивизии.

24 декабря была проведена первая реактивная бомбардировка в истории: 16 немецких реактивных самолетов нанесли удар у Льежа.



5-я танковая армия уже не могла одновременно и наступать, и обеспечивать фланг, и штурмовать Бастонь, на взятие которого командование послало еще одну слабую дивизию. Военное руководство Германии отказывалось передать несколько танковых дивизий 6-й танковой армии СС в 5-й танковую армию. 25 декабря из Ставки пришел приказ о продолжении наступления на горный массив в районе Марша, но передовые танковые дивизии сначала сильно сбавили темпы наступления, а затем и вовсе перешли к обороне. Даже обещания Гитлера передать в распоряжение командующего 5-й танковой армии генерала фон Мантейфеля две свежие танковые дивизии не могли заставить солдат идти вперед. Между тем положение 5-й армии ухудшалось - немецкие части из последних сил держались на участки фронта между Маршем и Рошфором. 26 декабря танковые дивизии Паттона прорвались южнее Бастони к окруженному гарнизону.

1 января 1945 года Гитлер начал операцию под названием "Большой Взрыв". Целью операции было нейтрализовать союзную авиацию. В 8.00 утра германские истребители заполнили небо над Бельгией, Голландией и северной Францией. В течении более чем двух часов аэродромы Союзников подвергались налетам германских бомбардировщиков. К 10.00 утра 206 самолетов и множество аэродромов Союзников лежали в руинах. Операция оказалась очень успешной, тем не менее, цена, которую пришлось заплатить за такой успех, оказалась слишком высокой: Люфтваффе потеряло 300 самолетов и 253 опытных пилота.

Контрнаступление началось 3 января. Главной целью было соединения наступающих частей в районе Уффализа. «Два американских корпуса и английский 30-й корпус на западном фланге нажимали на противника с севера. 8 января они пересекли шоссе Ларош, Вьельсальм - важный путь отступления немцев. С трудом продвигаясь в метель, два фланга наступающих войск союзников медленно шли на соединение, пока не встретились в Уффализе 16 января. Немцев неуклонно оттесняли на восток и постоянно атаковали с воздуха, пока к концу месяца они не были отброшены за свою границу; их величайшее усилие ничем не увенчалось, кроме катастрофических потерь в военном снаряжении и в людях. Их потери достигли 120 тысяч солдат и офицеров»13.



Так, потеряв 120 тысяч солдат, окончилась последняя битва Германии. Немецкие военные, всегда осуществлявшие свои блестящие маневры при помощи танкового флангового охвата, на сей раз стали жертвой собственного гения. Но не только и не столько из-за охвата провалилась эта операция - она была обречена на неудачу с самого начала. Гитлер, уже не отдававший себе отчета в своих поступках, лишь приговорил к смерти почти 150 тысяч солдат с обеих сторон фронта. Кроме того, Арденнское наступление лишило Германию сил для обороны своей собственной территории: в Руре производство стали упало с 700 тыс. тонн до 400 тыс. тонн в месяц между октябрем и декабрем 1944 года, а потеря около 800 танков увеличило угрозу скорого его захвата. После Арденнского наступления немецкие дивизии еле добирали до половины своего личного состава - до 7-8 тыс. человек. Самыми боеспособными остались лишь парашютисты, набранные из состава люфтваффе, но их было очень немного, чтобы отстоять Рур. И так стала видна главнейшая цель теперь уже союзнического наступления - Рур.


Литература:
1 Паттон Дж. Война, какой я её знал / Пер. с англ. А. З. Колина. - М.: Астрель, 2003. - с. 168.
2 Черчилль У. Вторая мировая война. (В 3-х книгах). - М.: Воениздат, 1991. - с. 472.
3 Лиддел Гарт сэр Басил Генри. Вторая мировая война. - М.: АСТ; СПб.: TERRA FANTASTICA, 1999. - Кн. 3. - с. 675.
4 Ненахов Ю. Войска спецназначения во Второй мировой войне. - Мн.: Харвест; М.: АСТ. - 2000. - с. 650.
5 Там же. С. 652.
6 Там же. С. 652.
7 Там же. С. 655.
8 Там же. С. 656.
9 Лиддел Гарт сэр Басил Генри. Указ. соч.: С. 675.
10 Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу / Пер. с англ. Федотова Е. М. - Смоленск: Русич, 2000. - с. 388.
11 Лиддел Гарт сэр Басил Генри. Указ. соч.: С. 678.
12 Там же. С. 678.
13 Черчилль У. Указ. соч.: С. 483.

Обновлено 28.08.2010 15:37
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

document.write("