Балюстрада по материалам .
Немецкое контрнаступление под Харьковом 19 февраля - 25 марта 1943 года PDF Печать E-mail
01.10.2013 08:33


Немецкий танкист осматривает захваченные танки Т-34, район Харькова, февраль-март 1943 года.

Войска Воронежского, Юго-Западного и Южного фронтов в ходе стратегического наступления зимой 1943 года продвинулись на глубину 150—300 км, освободив значительную территорию, в том числе города Курск, Белгород, Харьков, Ростов-на-Дону. К середине февраля армии левого крыла Воронежского фронта генерал-полковника Голикова вели бои западнее Харькова, правого крыла Юго-Западного фронта генерал-полковника Ватутина — на подступах к Днепропетровску и Запорожью, а Южный фронт генерал-лейтенанта, с 12 февраля 1943 г. генерал-полковника Малиновского вышел на реку Миус.

Командование немецких войск осознавало крайне тяжелое положение своих частей на южном крыле фронта, где возникла реальная угроза отсечения и разгрома, в результате чего советские войска могли бы выйти к Днепру. Было принято решение на базе группы армий "Дон" образовать группу армий "Юг", создать за счет маневра танковыми и моторизованными соединениями сильные ударные группировки и перейти в контрнаступление против выдвинувшихся далеко вперед ослабленных армий Юго-Западного и Воронежского фронтов, разгромить их и перехватить инициативу. С этой целью противнику еще в первой декаде февраля удалось сократить за счет отвода войск с Дона и частично с Северского Донца на подготовленные позиции по реке Миус ширину фронта, высвободить несколько танковых и моторизованную дивизий, а также управление 4-й танковой армии и приступить к перегруппировке их в район, где наступали соединения правого крыла Юго-Западного фронта. Одновременно он подтягивал резервы в район Днепропетровска и Запорожья с запада.

Советская воздушная разведка вела непрерывное наблюдение за передвижениями немецких войск и своевременно докладывала о них. Однако командование и штабы Юго-Западного и Воронежского фронтов перегруппировки вражеских войск расценили как отвод их из Донбасса за Днепр, а прибывающие дивизии с запада как прикрытие этого отвода.

Советское Верховное Главнокомандование в свою очередь также полагало, что противник отходит за Днепр и решило продолжать наступление. Юго-Западному и Южному фронтам была поставлена задача завершить разгром донбасской группировки врага и выйти к Днепру в полосе от Кременчуга до Днепропетровска, а Воронежскому развить наступление в общем направлении на Киев и выйти к нему до начала ледохода на Днепре.

Выполняя поставленные задачи, войска Юго-Западного фронта ослабленными силами продолжали наступление в западном и юго-западном направлениях и 18 февраля к исходу дня вышли на рубеж: правым крылом — Змиев, Красноград, Ново-Московск, Краматорск, Славянск; левым — Родаково, Дьяково. Кроме того войска правого крыла наступали по расходящимся направлениям на Красноград, Днепропетровск, Красноармейское, в результате чего далеко выдвинулись вперед, растянувшись на фронте до 400 км. 6-я армия, имея всего лишь 29 тыс. человек и 149 танков, наступала на фронте более 200 км. 1-я гвардейская армия еще более слабого состава вела боевые действия в полосе до 60 км. Подвижная группа фронта (3, 4, 10 и 18-й танковые корпуса) действовала в полосе шириной 80 км, имея только 137 исправных танков.

Тыловые базы отстали от войск до 300 км. Железные дороги и мосты при отступлении противником разрушались, а восстановление их шло крайне медленно. Автотранспорта в армиях не хватало. Войска испытывали большие затруднения со снабжением, имея всего лишь 0,3—0,5 боекомплекта боеприпасов к орудиям и минометам и 0,5—0,75 заправки горючего.

Для осуществления контрнаступления противник к 18 февраля создал ударные группировки. 4-я танковая армия танковым корпусом СС наносила удар из района Краснограда по правому флангу 6-й армии Юго-Западного фронта. Ее 48-й танковый корпус из-за неполной готовности должен был включиться в контрнаступление через несколько дней и наступать на Павлоград с юга. Немецкая 1-я танковая армия наносила удар силами 40-го танкового корпуса (четыре дивизии) из района южнее Красноармейское на Барвенково с целью разгрома соединений подвижной группы Юго-Западного фронта. Для создания оперативных резервов в распоряжение командующего группой армий "Юг" с запада перебрасывались две пехотные дивизии: одна в район Полтавы, другая — Днепропетровска. Всего к контрнаступлению привлекалось семь танковых, моторизованная и три пехотные дивизии, которые имели более 800 танков и обеспечивались сильной авиационной группировкой (около 750 самолетов).

19 февраля противник перешел в контрнаступление, нанося удары танковым корпусом СС из района Краснограда на Павлоград по флангу и тылу 6-й армии, а 40-м танковым корпусом 20 февраля из района Красноармейское по подвижной группе Юго-Западного фронта. 22 февраля перешел в наступление 48-й танковый корпус из района Покровское на Павлоград навстречу танковому корпусу СС.

Активный характер действий противника советское командование расценило как стремление прикрыть танковыми корпусами отход главных сил из Донбасса за Днепр и потребовало от своих войск продолжения наступления.

В ночь на 21 февраля командующий подвижной группой фоонта — заместитель командующего войсками фронта генерал-лейтенант М. М. Попов обратился к командующему фронтом с просьбой отвести ослабленные соединения группы на рубеж 40—50 км к северу от Красноармейское. Генерал армии Ватутин не разрешил отвода подвижной группы, считая, что за этим откроется путь для отхода врага на Днепропетровск и оголится фланг и тыл 6-й армии. Генерал-лейтенанту Попову было указано, что его предложение "противоречит возложенной на группу задаче и создавшейся обстановке, когда противник всемерно торопится отвести свои войска из Донбасса за Днепр".

23 февраля танковый корпус СС в районе Павлограда соединился с частями 48-го танкового корпуса, в результате чего войска 6-й армии оказались в тяжелом положении. 4-й стрелковый и 1-й гвардейский танковый корпуса вели бои севернее и восточнее Павлограда, 15-й стрелковый корпус продолжал отходить на восток. 25-й танковый корпус, успешно наступавший в юго-западном направлении, оторвался от главных сил армии на 100 км, оказался отрезанным от своих и вел бои на подступах к Запорожью, расходуя остатки боеприпасов и горючего.

Для оказания помощи 6-й армии была брошена часть сил левого крыла Воронежского фронта, продолжавшего наступление на запад. Уже вечером 21 февраля командующий фронтом с разрешения Ставки принял решение силами 69-й и 3-й танковой армий нанести удар по наступающему против 6-й армии противнику. Однако удар этих ослабленных в предыдущих боях армий не имел успеха.

На правом крыле Юго-Западного фронта к 22—23 февраля не оказалось ни армейских, ни фронтовых резервов, а обстановка там все более ухудшалась. В полосе 6-й армии, часть сил которой вела бои в окружении, враг значительно продвинулся на восток. Подвижная группа фронта под натиском превосходящих сил противника отходила на Барвенково.

23 февраля генерал армии Н. Ф. Ватутин доложил в Ставку о том, что противник перед правым крылом фронта перешел в наступление значительными силами, прорвался в полосах действий 6-й армии и подвижной группы. Тем не менее решения на отвод войск ни в тот день, ни на следующий не последовало. Лишь 25 февраля Ставка разрешила отвести правое крыло фронта на рубеж реки Северский Донец. Советские войска отходили под непрерывными ударами, неся большие потери. Они были вынуждены оставить города Барвенково, Лозовая, Славянск, и к 3 марта занять оборону по левому берегу реки на участке Андреевка (20 км северо-западнее Балаклеи), Красный Лиман.

В результате отхода Юго-Западного фронта на Северский Донец левое крыло Воронежского фронта оказалось открытым, что крайне ухудшило его оперативное положение.

Немецкое командование еще 28 февраля поставило задачу войскам осуществить частичную перегруппировку и перейти ко второму этапу контрнаступления — развитию удара непосредственно на Харьков. К началу марта против левого крыла Воронежского фронта действовало 10 пехотных, шесть танковых и моторизованная дивизии. К овладению Харьковом были привлечены: танковый корпус СС, 48-й танковый корпус и армейский корпус «Раус», в составе которых насчитывалось пять танковых дивизий.

Соединения Воронежского фронта в ходе почти двухмесячных непрерывных наступательных боев понесли большие потери и были крайне ослаблены. Численность многих стрелковых дивизий не превышала 3,5—4 тыс. человек, в составе танковых частей фронта имелось всего 70 танков, в том числе в 3-й танковой армии — 50. В результате растяжки тылов войска испытывали большие затруднения в боеприпасах, горючем и других материальных средствах.

4 марта противник нанес мощный удар по левому крылу Воронежского фронта, войска которого, с боями начали отходить и 16 марта оставили Харьков.

Неудачи советских войск вынудили Ставку ВГК ввести на харьковском направлении крупные силы, чтобы остановить врага. Воронежский фронт был усилен 21-й армией из Центрального фронта, 64-й армией из резерва Ставки, которые развертывались на направлениях наступления противника, а в район Обояни была переброшена 1-я танковая армия. В результате принятых мер наступление вражеской группировки было остановлено. Она не смогла продвинуться на Курск, в сторону которого с севера из района Орла готовила наступление 2-я немецкая танковая армия с целью окружения и разгрома советских войск в образовавшемся Курском выступе. 25 марта фронт на белгородско-харьковском направлении стабилизировался.

 


 

 

Источники:
1. М. И. Головнин, "Уроки двух операций", - ВИЖ №1, 1988.

Обновлено 01.10.2013 09:36
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

document.write("