Битва за Пелелиу 15 сентября - 27 ноября 1944 года (операция Stalemate II) PDF Печать E-mail
Автор: администратор   
23.08.2013 06:10

1-я дивизия морской пехоты США пошла на штурм пляжа Пелелиу 15 сентября 1944 года. Противник оказался далеко не так слаб, как это выглядело со стороны. Японские войска на острове были хорошо вооружены орудиями и танками и "закопались" глубоко в землю за долгие годы ожидания американского вторжения. Высоты, господствовавшие над важным аэродромом представляли из себя пчелиные ульи, жалящие огнем пулеметов и орудий многочисленных ДОТов и ДЗОТов.

Американская атака на Пелелиу была частью большого стратегического наступления генерала МакАртура на Филиппины. В начале 1944 года американский флот начал готовить операции по освобождению Филиппин параллельно с операциями в центральной части Тихого океана. В течение второй недели февраля авиация 58-й оперативной группы (Task Force 58) адмирала Марка Митшера (Marc Mitscher) нанесла удар по японцам на атолле Трук (Каролинские острова). Летчики Митшера уничтожили корабли японского флота в лагуне Трука и 250 вражеских самолетов, как в воздухе, так и на земле. На очереди было Пелелиу. 30-31 марта его летчики провели операцию "Осквернение" (Desecration), в ходе которой японский аэродром был практически уничтожен. Восхищенный результатами операции адмирал Нимиц отметил: "Западные Каролины по крайней мере временно нейтрализованы.

Правый фланг МакАртура защищен." Обстановка в этом регионе стала еще более благоприятной для американцев после победы в морском сражении в Филиппинском море 19-20 июня, в котором японская морская авиация понесла огромные потери. К началу июля Нимиц одобрил захват южных островов Палау. Кампания, названная "Пат II" (Stalemate II), должна была начаться 15 сентября.

Начать штурм было предложено 1-й дивизии морской пехоты генерал-майора Уильяма Рупертуса (Rupertus), включавшей в себя 1-й, 5-й, 7-й и 11-й (артиллерийский) полки морской пехоты.

К этому времени японское высшее командование осознало, что американцы наступают на острова Палау. Аэродром на острове Пелелиу был необходим им для дальнейшего продвижения к Филиппинам и самим Японским островам. Длиной пять км, а шириной три км этот крохотный клочок земли едва ли походил на важную цель, однако командир японского гарнизона полковник Кунио Накагава был иного мнения. Номинально лишь командир 2-го пехотного полка Японской Императорской Армии Накагава фактически имел в своем подчинении около 10,5 тысяч человек, в том числе 6,5 тысяч ветеранов 14-й пехотной дивизии и около 4 тысяч морских пехотинцев. У него также было 17 танков. Его вера в успех сражения с превосходящими силами американцев отразилась в плане обороны.


До того момента японская доктрина обороны своих форпостов на островах Тихого океана сводилась к следующему: атаковать наступающих у кромки воды, используя все наличные силы и средства, чтобы отбросить их обратно в море.  Такой тактики японцы придерживались на атолле Тарава в ноябре 1943 года. Прибывший на Пелелиу в мае 1944 года 46-летний Накагава сразу распознал уязвимость такого построения обороны - войска можно окружить на берегу и уничтожить методичными атаками. Он предложил создать сеть артиллерийских и пулеметных ДЗОТов, которые могли бы поддерживать огнем друг друга. При таком построении обороны противник постоянно находился под перекрестным огнем.

Обороняющиеся имели преимущества в виде гор Umurbrogol, тянущихся вдоль северного побережья острова. В них были проделаны многочисленные укрытия и ходы сообщений, способные укрыть до тысячи бойцов. С помощью этих ходов можно было скрытно перебрасывать подразделения с одного места на другое или же эвакуировать их с опасного участка обороны. Пускай у Накагавы было меньше бойцов, но его система обороны позволяла бороться за каждый метр острова. Морпехи не смогли взять остров до тех пор, пока не заплатили сполна тысячами убитых и раненых.

Американский план захвата острова включал в себя классическую бомбардировку с кораблей прикрытия. Для Пелелиу это означало трехдневный артналет с пяти линкоров, пяти тяжелых крейсеров, трех легких крейсеров и 21 эсминца. Были задействованы и авиационные группы с 19 авианосцев, на плечи которых кроме подготовительной фазы ложилось еще и непосредственное прикрытие войск на берегу. Адмирал Джесс Б. Олдендорф (Jess B. Oldendorf) руководил флотом вторжения и был ответственным за проведение бомбардировки острова, которая началась 12 сентября. 14 сентября Олдендорф информировал Нимица о том, что задача выполнена, и все цели из его списка уничтожены. После чего он даже отрядил часть кораблей на запад для подготовки вторжения на Филиппины.

Несмотря на очевидный успех бомбардировки, некоторые детали были оставлены без должного внимания. Деревья и прочая растительность была сметена артналетом, однако многие огневые точки остались нетронутыми. Не было замечено крупных взрывов, которые бы могли сигнализировать об уничтожении запасов топлива и боеприпасов.

В конце августа 1944 года 1-я дивизия морской пехоты была переброшена на Гуадалканал для подготовки к предстоящей высадке. Получив пополнение и достигнув численности в 17 тысяч человек, дивизия все еще была немного неудокомплектована. Для вторжения на Пелелиу три усиленных полка морпехов получили в поддержку танки "Шерман" 1-го танкового батальона. В резерве Рупертуса оставалось армейское подразделение - 81-я дивизия "Ведьма" (Hellcat). Кроме этого он на время "придержал" у себя один батальон 7-й дивизии морпехов. План наступления был довольно прост: захватить пляж, ударить на восток поперек острова, а затем разделиться, чтобы очистить южную и северную оконечности острова. К началу сентября дивизия была погружена на танкодесантные корабли LST (Landing Ships, Tank) и транспорты и начала свой путь на северо-запад к Пелелиу.


Во время этого перехода младшие офицеры наставляли своих подчиненных. "Помните чему вас учили", говорил 2-й лейтенант Чарльз "Дюк" Эллингтон (Ellington) своему пятому взводу морпехов, - "Пригните головы, залезая в "амтрак" [трактор-амфибия]. Быстро уходите с пляжа. Япошки будут долбить по нему из всего, что у них есть, и если мы заляжем на пляже, их артиллерия и минометы разнесут нас в клочья. Будьте готовы ко всему, выходя из "амтрака"".

Накануне высадки генерал-майор Рупертус направил сообщение своим войскам, которое содержало следующие строки: "В течение 48 часов с момента, когда первый морпех ступит на вражескую землю, наша страна должна обрести еще одну базу, с которой будет продолжен марш на Токио". Этими словами американский генерал хотел поднять дух войск, но ими и утверждалось, что через двое суток остров должен быть захвачен. Майор Гордон Д. Гейл (Gayle), командир 5-го полка морпехов вспоминал: "Я думаю, это возымело очень негативный эффект, потому что некоторые поверили ему. Если бы вы оказались на моем месте, то не могли ни подвергать сомнению слова командира дивизии, ни поверить в них".

Для солдат, которые пошли на штурм Пелелиу, 15 сентября началось еще до рассвета. Юджин Б. "Кувалда" (Sledgehammer) Следж (Sledge), номер минометного расчета 5-го полка морпехов, вспоминал: "Мы вывалили наружу одетые и побритые и приготовились к "чау-стейку" с яйцом, традиционному блюду 1-й дивизии морпехов, перенятому у австралийцев. Ни стейк, ни яйца не были особо вкусными; мой желудок свело." Незадолго до 8:30, времени начала операции, первая волна амфибий с морпехами на борту начала свой путь к Пелелиу.

Японцы не заставили себя ждать. Со слов Роберта Леки (Leckie), пулеметчика второго батальона 1-го полка морпехов, японские орудия открыли огонь, когда американские амфибии были еще в полумиле от берега. Он вспоминал: "Вода начинала изрыгаться маленькими гейзерами, а воздух наполняться взрывающейся сталью... Враг... встречал нас артиллерийским и минометным огнем... Пляж... уже был завален горящими почерневшими амфибиями, убитыми и ранеными, представлял собой убийственный сад взрывающихся минометных снарядов". Для ветеранов морской пехоты такой прием не был в новинку. "Опять та же старая история", заметил один из них, - "Вы могли бы обрушить на них всю сталь Питсбурга, но они все равно вылезли бы из своих нор, когда мы ступим на берег".

Три полка Рупертуса штурмовали Пелелиу с юго-западного берега в следующем порядке: полковник Левис "Широкогрудый" (Chesty) Пуллер (Puller) с 1-м полком морской пехоты на левом фланге на пляжах "White 1" и "White 2"; полковник Гарольд "Баки" (Bucky) Харрис (Harris) с 5-м полком морской пехоты в центре на пляжах "Orange 1" и "Orange 2"; и полковник Герман Ханнекен (Hanneken) с 7-м полком морской пехоты на правом фланге на пляже "Orange 3".


На бойцов Пуллера обрушился шквал огня винтовок, пулеметов и 25-мм пушек. Сам полковник, высадившийся в первой волне десанта, едва успел спрыгнуть с амфибии, как та была подбита целой серией снарядов, похоронив в себе начальника связи полка (communications officer). Взору Пуллера предстала удручающая картина: "Увидел беспорядок - каждый чертов "амтрак" из нашей волны был подбит или же разорван в клочья в ту же минуту, как подошел к берегу."

В центре и на правом фланге (пляжи "Orange") огонь противника был менее интенсивным. Том Лие (Lea), корреспондент журнала "Лайф" (Life), вспоминал: "Я уткнулся лицом в землю, как только услышал "уишшш" пролетающей мины... в 15 метрах от меня, на краю пляжа,.. она поразила четырех человек из нашей лодки. Одного из них, видимо, разорвало на куски. Ужасающе отчетливо я видел голову и одну ногу, летевших по воздуху. Лежа там в страхе... я видел раненого возле себя, ковылявшего в направлении LVT. Половина его лица представляла из себя кровавую кашу, а руки свисали с плеч, словно палки... Выражение другой части его лица, не лишившейся человеческого облика, была самое ужасающее, что мне приходилось видеть в жизни." Позднее Лие отобразил увиденное им на Пелелиу на картине "Цена" (The Price).

Полоска песка вдоль берега на самом деле была убийственной. "Когда мы достигли берега и высадились я увидел творившийся повсеместно кромешный ад", вспоминал пулеметчик Джим У. Джонсон (Johnson) - "Песок был уже покрыт мертвыми и изуродованными телами американских морпехов - телами закаленных бойцов и новобранцев... Все бронированные амфибии в поле моего зрения были уже подбиты и горели". Не желавшие умирать на берегу морпехи 5-го полка Харриса двинулись вперед с пляжей "Orange", чтобы захватить столь желанный японский аэродром, простиравшийся перед ними.

К вечеру первого дня высадки бойцы 5-го полка Харриса и 7-го полка Ханнекена заняли японские позиции в западной части аэродрома. В 16:40 японцы организовали мощную контратаку на позиции 5-го полка морской пехоты. В этой атаке приняли участие от 13 до 17 легких танков тип 95 "Ха-Го". В этот момент на помощь пехоте подоспели восемь танков "Шерман" М4А2 рот "А" и "В" 1-го танкового батальона.

Сержант Эдвард Д. Миллер (Miller) отдал приказ своему взводу "Шерманов" атаковать врага. Наводчик в танке Миллера капрал Эдвард Брукс (Brooks) вспоминал: "Японцы шли клином. Мы подбили среднего из них... Стреляя и справа и слева, мы набили пять. Затем японская артиллерия попала по нам и лишила управления, так что мы не могли поворачивать, но могли двигаться назад или вперед.". Все это время раненый Миллер находился в командирской башенке, высунувшись наружу и наблюдая за полем боя. За свою храбрость он получил Флотский Крест (Navy Cross). Примерно через 30 минут все японские танки были выведены из строя огнем "Шерманов", "базуками" и 500-фунтовой бомбой, сброшенной с самолета морской авиации.


К рассвету 16 сентября около 200 морпехов были убиты и 900 ранены. Рота "К" третьего батальона 1-го полка морской пехоты под командованием капитана Джорджа Ханта (Hunt) отчаянно карабкалась на "точку" (The Point) - сильный береговой опорный пункт японцев на крайнем левом фланге 1-й дивизии морпехов. Уже 400 японцев были убиты, но и в роте Ханта оставалось всего 18 бойцов.

Бронированные амфибии продолжали курсировать между берегом и транспортами, доставляя на берег боеприпасы и забирая назад раненых. Наконец первый батальон 1-го полка при поддержке пары танков прорвал береговую линию обороны японцев. В 22:00 около 500 японских солдат и офицеров предприняли контратаку на "точку" и правый фланг роты Ханта. При поддержке огня орудий и минометов американцам удалось отбить эту атаку. Капитан Хант был представлен к Флотскому Кресту.

Днем температура воздуха доходила до 45 гр. С. Особенно от жары страдали американские солдаты, занимавшие позиции на аэродроме. Обезвоживание и тепловые удары мучили бойцов. Помогали солевые таблетки. С транспортов на берег были направлены 55-галлонные бочки с питьевой водой из под горючего. Вода оказалась грязной из за неочищенных бочек, но страдающих от жажды людей это не останавливало. "Я был удивлен почему вода в моей фляге была коричневой", вспоминает Следж, - "Я сделал большой глоток, но тут же выплюнул все обратно - вкус был отвратительный. Там плавала ржавчина и нефть, воняло жутко."

К концу 16 сентября 5-й полк морской пехоты занял порядка 90% аэродрома и достиг восточного берега Пелелиу. Тем временем 7-й полк, двигавшийся на юг, очистил всю южную часть острова, кроме самой южной ее оконечности. Здесь у японцев было сконцентрировано много бункеров и ДЗОТов. Их пушки уничтожали все, что приближалось. Этот участок обороны был ликвидирован не так скоро - приходилось двигаться медленно, блокируя японцев в их каменных цитаделях и истребляя систематически одного за другим.

В то время, как первый батальон 1-го полка Пуллера удерживал "точку", его другие два батальона атаковали японцев к северу от аэродрома, встречая сильное сопротивление врага. К утру 17 сентября его полк потерял около 30% своего состава - примерно 1000 человек были убиты, ранены или пропали без вести. Подгоняемый командиром дивизии Пуллер бросал своих людей вперед на окопавшегося врага.


Утром 17 сентября они подошли к высоте 200 - торчащий кусок кораллового рифа в южной части гор Umurbrogol, преграждавший путь наступления. Вскоре американские солдаты окрестили это место "Хребтом Кровавого Носа" (Bloody Nose Ridge). Захват этого хребта был поручен полковнику Расселу Хонсоветцу (Honsowetz), командиру второго батальона 1-го полка.

Солдаты Хонсоветца вскоре столкнулись с чем-то абсолютно новым для них. Склоны гор были усеяны огневыми точками японцев. Они вытаскивали из укрытий свои 37-мм пушки, открывали огонь по ошеломленным морпехам, а затем убирали назад. Рядовой 1 класса Рассел Девис (Devis) вспоминал: "На полпути к вершине гребня горы ожили и стали лить море огня на наши головы.  Мы ничего не могли сделать, оставалось только покрепче прижаться к земле."В конце концов огонь корабельных пушек и 105-мм гаубиц 11-го артиллерийского полка морской пехоты позволил американским солдатам добраться до вершины гребня. Неизвестная им система подземных ходов давала возможность японцам подводить незаметно резервы к высоте 200 и эвакуировать своих солдат с опасных позиций. В сумерках 17 сентября морпехи достигшие пика вершины 200 тут же попали под огонь окопавшихся на высоте 210 японцев. К этому времени Пуллер осознал, что не может больше отправлять своих солдат на фронтальные атаки и связался со штабом дивизии, чтобы просить подкреплений, но получил отказ.

Двух-трехдневная кампания по захвату маленького острова Пелелиу переросла в нечто большее. Пуллер вел бои в горах Umurbrogol, где Накагава оборудовал свой командный пункт. Японские солдаты и офицеры продолжали сражаться бесстрашно и несгибаемо, несмотря на свое безвыходное положение. К 23 сентября 1-й полк морской пехоты Пуллера настолько поредел, что не мог дальше продолжать бои и был заменен армейским 321-м полком 81-й пехотной дивизии.

Последовали еще недели тяжелых боев, в которых американские солдаты и морпехи противостояли системе японской обороны, которая преследовала цель унести жизни как можно большего числа американцев. Такая же система будет применена позднее на Иводзиме и Окинаве. В горах Umurbrogol американцы продолжали наступать через неумолимые выступы, сражаться на коралловых холмах и в пещерах, которые были названы ими "Долина Смерти", "Пять Братьев", "Ведьмина Чаша"...

Разбить врага означает уничтожить его. На Пелелиу это означало взорвать его и сжечь. Для этого применялись танки, огнеметы, взрывчатки и даже сбрасываемые с самолетов канистры с напалмом. "Мы все знали, что взять Пелелиу будет тяжело, но важность этого острова оправдывала усилия", рассказывал адмирал Нимиц репортерам в середине октября, - "Даже если это будет тяжелее, мы все еще чувствуем, что должны взять его, чтобы защитить наши коммуникации."


Месяц беспощадных боев полностью истощил 1-ю дивизию морской пехоты и 16 октября она была полностью заменена 81-й пехотной генерал-майора Пола Дж. Мюллера (Mueller). "Ведьмам" Мюллера понадобилось еще порядка шести недель на то, чтобы очистить остров ценой потери 1400 человек убитыми и ранеными.  О полном захвате острова официально было заявлено лишь 27 ноября. Тремя днями ранее Накагава, чей план обороны обошелся американцам в дополнительные тысячи убитых и раненых, совершил ритуальное самоубийство в своем подземном бункере.

У генерала МакАртура больше не было опасений насчет базировавшихся на Пелелиу японских бомбардировщиков. 20 октября 6-я армия США атаковала Лузон, была запущена следующая фаза освобождения Филиппинских островов от японского владычества. 1-я дивизия морской пехоты была отправлена на Павуву, где активно "зализывала раны". Одна только эта дивизия потеряла в боях на Пелелиу примерно 6,5 тысяч человек - 1050 убитыми и 5460 ранеными.


 

Источники:
"America in WWII", Vol 9, No 3

Обновлено 23.08.2013 08:46
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

document.write("