Смотрите договор на Абонентское юридическое обслуживание тариф. | Смотрите выведение из запоя на дому. | Трубы для .
Восточный фронт: Сталинградская битва, 1942-43 годы PDF Печать E-mail
Автор: Олег Бегинин   
11.03.2010 15:01

группа советских автоматчиков пробирается через развалины Сталинграда

Планы сторон на лето 1942 года.

План “молниеносной войны” против Советского Союза обернулся провалом для фашистской Германии. Крах операции “Тайфун” в битве под Москвой стоил немцам особенно больших потерь в людях, вооружении и боевой технике. Выше отмечалось, что фашистской Германии удалось восполнить эти потери, но боеспособность ее армии снизилась. В справке штаба оперативного руководства Вермахта (ОКВ) от 6 июня 1942 г. говорилось: “Боеспособность вооруженных сил в целом ниже, чем весной 1941 г., что обусловлено невозможностью в полной мере обеспечить их пополнение людьми и материальными средствами”. В то же время возросла численность и боеспособность многих соединений Советских Вооруженных Сил.” Ближайшее окружение Гитлера, в том числе руководящие деятели главного штаба вооруженных сил, не могли не извлечь определенных уроков из того провала, который произошел на Восточном фронте, поэтому, продолжая сохранять уверенность в превосходстве сил немецкой армии и стремясь добиться победы над СССР, они уже не решались вести наступление одновременно да всем протяжении советско-германского фронта.

Какие же цели ставили перед собой немцы на 1942 год, точнее, на весну и лето этого года, когда намечалось развернуть новое наступление? Итак, не было уже уверенности в успехе наступления - просчет плана “Барбаросса” в отношении оценки сил Советского Союза был очевиден. Все же необходимость нового наступления признавали как Гитлер, так и немецкие генералы. Командование Вермахта продолжало стремиться к главной цели — разгромить Красную Армию до того, как англо-американские войска начнут боевые действия на континенте Европы. Гитлеровцы не сомневались, что второй фронт по крайней мере в 1942 г. не будет открыт. И хотя перспективы войны против СССР кое-кому вырисовывались уже совершенно иначе, чем год назад, фактор времени нельзя было упускать. В этом было полное единомыслие.

“Весной 1942 года, - пишет Г. Гудериан, - перед немецким верховным командованием встал вопрос, в какой форме продолжать войну: наступать или обороняться. Переход к обороне был бы признанием собственного поражения в кампании 1941 года и лишил бы нас шансов на успешное продолжение и окончание войны на Востоке и на Западе. 1942 год был последним годом, в котором, не опасаясь немедленного вмешательства западных держав, основные силы немецкой армии могли быть использованы в наступлении на Восточном фронте. Оставалось решить, что следует предпринять на фронте длиной 3 тыс. километров, чтобы обеспечить успех наступлению, проводившемуся сравнительно небольшими силами. Было ясно, что на большей части фронта войска должны были перейти к обороне”.

Наступательные операции летней кампании 1942 г., по свидетельству и генерала Гальдера, предугадывались еще зимой 1941/42 г. “В то время стратегический план заключался в стабилизации фронта на зимний период и подготовке наступления летом 1942 года с целью захватить Кавказ, отрезать русских от нефти и нарушить их коммуникации вдоль Волги”.

Конкретное содержание плана летней кампании 1942 года на Восточном фронте излагалось в директиве верховного главнокомандования Вермахта № 41 от 5 апреля 1942 года. Главная цель немецко-фашистских войск на Восточном фронте состояла в том, чтобы окончательно разгромить советские войска на юге страны, овладеть нефтяными районами Кавказа, богатыми сельскохозяйственными районами Дона и Кубани, нарушить коммуникации, связывающие центр страны с Кавказом, и создать условия для окончания войны в свою пользу. Главную операцию планировалось провести в три этапа в виде целого ряда отдельных наступлений, следующих непосредственно одно за другим, взаимосвязанных и взаимодополняющих.

На первом этапе предполагалось путем частных операций в Крыму, под Харьковом и других участках Восточного фронта улучшить оперативное положение немецко-фашистских войск и выровнять линию фронта, чтобы высвободить максимум сил для проведения главной операции. На втором этапе операции предполагалось нанести удар от Харькова на Воронеж с поворотом ударной группировки на юг, с целью окружения советских войск в междуречье Донца и Дона. После разгрома окруженных советских войск планировалось овладеть районами Сталинграда, Нижней Волги и Кавказа. На третьем этапе предполагалась переброска войск, высвободившихся на юге, на усиление группы армий “Север” для захвата Ленинграда.

К концу весны 1942 года Вермахт по численности личного состава (около 5,5 миллионов человек) и по вооружению находился примерно на уровне своего вторжения в СССР. Союзники Германии послали на Восточный фронт до миллиона своих солдат. Количество германских танковых дивизий было увеличено с 19 до 25, при этом боевая мощь и оснащение отдельно взятой дивизии увеличились. Германские дивизии накануне наступления были укомплектованы до штатного состава. Большинство офицеров, унтер-офицеров и солдат этих дивизий имели боевой опыт в наступательных операциях. Немецкая авиация продолжала господствовать в воздухе. Преимущество Вермахта перед противостоящими ему советскими вооруженными силами было не столько в численности войск, сколько в их качестве. Первые боевые успехи лета 1942 года приглушили горечь зимнего поражения под Москвой, и наступательный дух в частях Вермахта был почти так же высок, как и в начале блицкрига.

танки 24-й танковой дивизии продвигаются к Сталинграду

В развитие директивы № 41 Гитлер подписывает план “Блау”, по которому войска Вермахта, первоначально наступая в направлении на Воронеж, должны ввести советское командование в заблуждение относительно конечной цели наступления и сковать советские резервы в районе Москвы. Неожиданным и максимально быстрым поворотом немецко-фашистских войск вдоль Дона на юг Гитлер планировал захватить Донецкий угольный бассейн, овладеть нефтяным районом Кавказа и у Сталинграда преградить путь водному транспорту по Волге. Растянутый северный фланг этой операции вдоль правого берега Дона должны были прикрыть венгерские, итальянские и румынские войска. Выполнение этой операции возлагалось на группы армий “А” и “Б”, в составе которых было 5 полностью оснащённых немецких армий, насчитывающих более 900 тысяч человек, 17 тысяч орудий, 1,2 тысяч танков, при поддержке 1640 самолётов 4-го воздушного флота ВВС. В состав южной группы армий “А” под командованием генерала-фельдмаршала Листа входили 17-я полевая и 1-я танковая армии, а в северную группу армий “Б” под командованием генерала-фельдмаршала фон Бока - 4-я танковая, 2-я и 6-я полевые армии.

Ставка Верховного Главнокомандования и Генеральный штаб Советского Союза с марта также разрабатывали новый стратегический план на лето 1942 года. Они не сомневались в том, что с наступлением лета или даже весной немецко-фашистские войска попытаются вновь захватить стратегическую инициативу, и старались точнее раскрыть замыслы противника. На май-июнь 1942 было намечено временный переход к стратегической обороне с задачей завершить начатую реорганизацию войск и переоснащение их новой боевой техникой, а также пополнить резервы. Для придания обороне активного характера план предусматривал проведение ряда наступательных операций на отдельных направлениях, прежде всего в Крыму и под Харьковом, с целью упреждающими ударами сорвать подготовку противника к летнему наступлению.

Однако весной 1942 года события для Красной Армии стали развиваться неблагоприятно. Неудачный исход борьбы на Керченском полуострове и, особенно под Харьковом в мае 1942 года оказались весьма чувствительными для всего Юго-Западного направления. Противнику вновь удалось захватить инициативу. Прорвав фронт советских войск, он к середине июля вышел в большую излучину Дона. Обстановка на Сталинградском направлении резко осложнилась.

Долгое время Сталин не хотел верить в то, что докладывали ему маршалы и генералы. И не смотря на то, что немецкие танки уже стояли на берегах Волги, ожидая команды для наступления. Но все же, Советское Верховное Главнокомандование приняло ряд срочных мер по организации обороны на этом направлении. Оно выдвинуло из резерва 62-ю, 63-ю и 64-ю армии, развернув их на рубеже Бабка (250 км северо-западнее города Серафимовича), Серафимович, Клетская, Верхне-Курмоярская. 12 июля был создан Сталинградский фронт (Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко, с 23 июля - генерал-лейтенант В.Н.Гордов). В его состав, кроме трех вышеуказанных резервных армий, вошли 21-я, 28-я, 38-я, 57-я общевойсковые и 8-я воздушная армии бывшего Юго-Западного фронта, а с 30 июля - 51-я армия Северо-Кавказского фронта. Правда, большинство этих армий были сильно потрепаны в предыдущих боях, имели большой некомплект в личном составе, вооружении и боевой технике. 28-ю, 38-ю и 57-ю армии командующий фронтом сразу же вывел в свой резерв. Вскоре на базе 38-й и 28-й армий началось формирование 1-й и 4-й танковых армий смешанного состава (во вновь создаваемые в Красной Армии танковые армии смешанного состава наряду с танковыми соединениями входили и стрелковые дивизии). Сталинградский фронт получил задачу, обороняясь в полосе шириной 530 км (по р. Дон от Бабки до Клетской и далее по линии Клетская, Суровикино, Суворовский, Верхне-Курмоярская), остановить дальнейшее продвижение противника и не допустить его выхода к Волге.

Оценив сложившуюся обстановку, командующий Сталинградским фронтом пришел к выводу, что решающим фактором для сохранения устойчивости обороны является удержание района Клетская, Калач, Верхне-Курмоярская, через который пролегали основные коммуникации, ведущие к Сталинграду с запада. Учитывая, что оборона строилась в широкой полосе и притом ограниченными силами, он решил создать оперативное построение войск фронта в 1 эшелон с выделением резервов. Основные усилия сосредоточивались на левом крыле, где занимали оборону 62-я (генерал-майор В.Я.Колпакчи, с 3 августа - генерал-лейтенант А.И.Лопатин, с 10 сентября - генерал-лейтенант В.И.Чуйков) и 64-я (генерал-лейтенант В.И. Чуйков, с 4 августа - генерал-майор М.С.Шумилов) армии. Глубина обороны на этом направлении достигла 120 км. В первом эшелоне фронта развертывались 63-я (генерал-лейтенант В.И.Кузнецов), 38-я (генерал-майор К.С.Москаленко), 62-я и 64-я армии. С 22 июля полоса обороны, занимаемая 38-й армией, была передана 21-й армии (генерал-майор А.И.Данилов, с 15 октября - генерал-лейтенант И.М.Чистяков). В резерве находилась 57-я армия (генерал-майор Ф.И.Толбухин). Формировавшиеся на базе 38-й и 28-й армий 1-я и 4-я танковые армии смешанного состава были изъяты из состава Сталинградского фронта и выведены в Резерв Ставки ВГК.

Характерные черты построения обороны можно проследить на примере 62-й армии. К началу оборонительного сражения армия имела 6 стрелковых дивизий, 4 полка курсантов военных училищ, 2 танковые бригады, 6 отдельных танковых батальонов и ряд других частей усиления. Командующий армией основные усилия сосредоточил на своем левом фланге. Оперативное построение войск армии было в 2 эшелона с выделением резерва. В первом эшелоне находились 5 дивизий, во втором - одна. Дивизии оборонялись в полосах 15-42 км. Второй эшелон армии (184-я стрелковая дивизия) располагался в 30 км от переднего края и готовил атаки в трех направлениях. Танковый резерв составляли 2 танковые бригады; артиллерийский противотанковый резерв - 3 истребительно-противотанковых артиллерийских полка; инженерный - 3 саперных батальона; армейскую зенитно-артиллерийскую группу - 4 армейских полка ПВО. От всех дивизий первого эшелона армии на рубеж рек Чир и Цимла (удаление 40-70 км) высылались передовые отряды в составе до стрелкового полка, усиленного танковым батальоном и артиллерийским дивизионом. Они имели задачу вынудить противника развернуться, раскрыть его намерения и группировку сил, а также задержать его наступление и обеспечить выигрыш времени для подготовки обороны главными силами.

Таким образом, оборона на Сталинградском направлении летом 1942 года имела ряд характерных особенностей. Она организовывалась в короткие сроки и на широком фронте. По сравнению с обороной в битве под Москвой несколько увеличилась глубина оперативной и тактической обороны, повысились тактические плотности. Более сильными стали артиллерийско-противотанковые резервы. Однако местность в инженерном отношении была подготовлена недостаточно. Отсутствие траншей и ходов сообщения снижало устойчивость обороны. Армейский рубеж оборудовался и занимался войсками лишь на одном участке, составлявшем около 17% от ширины полосы обороны армии. Слабой была противотанковая и особенно противовоздушная оборона.

пехотная часть Люфтваффе в уличных боях в Сталинграде в октябре 1942 года

Начало боевых действий и оборона Сталинграда.
За годы Советской власти Сталинград превратился в один из крупнейших промышленных центров страны. Накануне войны в нем насчитывалось свыше 445 тыс. жителей и имелось 126 промышленных предприятий, в том числе 29 предприятий союзного и два республиканского значения. Сталинградский тракторный завод дал стране свыше 50% имевшихся тогда в СССР тракторов (300 тыс.). Завод “Красный Октябрь” производил ежегодно 775,8 тыс. т стали и 584,3 тыс. т проката. Крупными предприятиями были завод “Баррикады”, судоверфь, Сталгрэс. В Сталинграде и области трудилось более 325 тыс. рабочих и служащих. Здесь было 125 школ, ряд высших учебных заведений, театры, картинная галерея, спортивные сооружения и прочее.

Сталинград являлся крупным транспортным узлом с магистралями в Среднюю Азию и на Урал. Особое значение имела пролегающая здесь коммуникация, связывающая центральные районы СССР с Кавказом, по которой проходила транспортировка бакинской нефти. В условиях войны. Сталинград приобрел исключительно большое стратегическое значение.

В соответствии с планом летней наступательной кампании 1942 года германское командование, сосредоточив крупные силы на юго-западном направлении, рассчитывало разгромить советские войска, выйти в большую излучину Дона, с ходу овладеть Сталинградом и захватить Кавказ, после чего возобновить наступление на московском направлении. Для наступления на Сталинград из состава группы армий “Б” была выделена 6-я армия (командующий - генерал-полковник Ф.фон Паулюс). К 17 июля в нее входило 13 дивизий, в которых насчитывалось около 270 тысяч человек, 3 тысячи орудий и минометов и около 500 танков. Их поддерживала авиация 4-го воздушного флота - до 1200 боевых самолетов.

Перед Сталинградским фронтом стояла задача, обороняясь в полосе шириной 520 км, остановить дальнейшее продвижение противника. К выполнению задачи Сталинградский фронт приступил, имея всего 12 дивизий, в которых насчитывалось 160 тысяч бойцов и командиров, 2,2 тысячи орудий и минометов и около 400 танков. В 8-й воздушной армии имелось 454 самолета. Кроме того, было задействовано 150-200 бомбардировщиков авиации дальнего действия и 60 истребителей войск ПВО. В начальный период оборонительных действий под Сталинградом противник превосходил советские войска по личному составу в 1,7 раза, по артиллерии и танкам в 1,3 раза, по количеству самолетов - более чем в 2 раза.

С приближением лета начались авианалеты немецкой авиации на Сталинград. 4 июля 1942 года Городской комитет обороны принял решение “О мерах усиления противопожарной обороны г.Сталинграда”, обязав начальника Д.М.Пигалева привести в полную боевую готовность все имеющиеся противопожарные звенья групп самозащиты жилых домов, учреждений и предприятий и комсомольско-молодежные взводы и участковые команды МПВО, полностью их укомплектовать и оснастить положенным по табелю имуществом, а также установить непрерывное несение пожарной постовой службы в жилых, общественных и производственных зданиях.

14 июля 1942 года Сталинград был объявлен на военном положении. На подступах к городу строились четыре оборонительных обвода: внешний, средний, внутренний и городской. Для строительства оборонительных сооружений было мобилизовано все население, включая детей. Принимались срочные меры по усилению средств противовоздушной обороны. Совершенствовались линии телефонной и радиосвязи для зенитной артиллерии и прожекторных станций. Повысилась требовательность к светомаскировке. Жители города готовили противопожарное оборудование. Заводы Сталинграда полностью перешли на выпуск военной продукции. На заводах и предприятиях создавались подразделения ополченцев, рабочие отряды самообороны. Мирные жители, оборудование отдельных предприятий и материальные ценности эвакуировались на левый берег Волги.

Оборонительные бои начались на дальних подступах к Сталинграду. Основные усилия войск Сталинградского фронта были сосредоточены в большой излучине Дона, где занимали оборону 62-я и 64-я армии, чтобы не допустить форсирования противником реки и прорыва его кратчайшим путем к Сталинграду. С 17 июля передовые отряды этих армий в течение 6 суток вели оборонительные бои на рубеже рек Чир и Цимла. Это позволило выиграть время для усиления обороны на основном рубеже. Несмотря на проявленные войсками стойкость, мужество и упорство, армии Сталинградского фронта не сумели разгромить вклинившиеся группировки врага, и им пришлось отойти на ближние подступы к городу.

23-29 июля 6-я немецкая армия предприняла попытку охватывающими ударами по флангам советских войск в большой излучине Дона окружить их, выйти в район Калача и с запада прорваться к Сталинграду. В результате упорной обороны 62-й и 64-й армий и контрудара соединений 1-й и 4-й танковых армий замысел противника был сорван. 31 июля немецкое командование повернуло 4-ю танковую армию генерал-полковника Г.Гота с кавказского на сталинградское направление. 2 августа ее передовые части вышли к Котельниковскому, создав угрозу прорыва к городу. Начались бои на юго-западных подступах к Сталинграду.

Для облегчения управления войсками, растянутыми в полосе 500 км, Ставка Верховного Главнокомандования 7 августа сформировала из нескольких армий Сталинградского фронта новый – Юго-Восточный фронт, командование которым было возложено на генерал-полковника А.И.Еременко. Главные усилия Сталинградского фронта направлялись на борьбу против 6-й немецкой армии, наступавшей на Сталинград с запада и северо-запада, а Юго-Восточного фронта - на оборону юго-западного направления. 9-10 августа войска Юго-Восточного фронта нанесли контрудар по 4-й танковой армии и вынудили ее остановиться.

немецкая штурмовая группа с огнеметом в Сталинграде, сентябрь 1942 года

21 августа пехота 6-й немецкой армии форсировала Дон и навела мосты, после чего танковые дивизии двинулись па Сталинград. Одновременно с юга и юго-запада начали наступление танки Гота. 23 августа 4-я воздушная армия фон Рихтгофена подвергла город массированной бомбардировке, сбросив на город более 1000 тонн бомб. Районы города с деревянной застройкой выгорели дотла. Танковые соединения 6-й армии двигались к городу, почти не встречая сопротивления, однако в районе Гумрака им пришлось до вечера преодолевать позиции расчетов зенитных орудий, которые были выдвинуты для борьбы с танками. Тем не менее, 23 августа 14-му танковому корпусу 6-й армии удалось прорваться к Волге севернее Сталинграда у поселка Латошинка. Противник хотел с ходу ворваться в город через его северную окраину, однако наряду с армейскими частями на защиту города встали отряды народного ополчения, сталинградская милиция, 10-я дивизия войск НКВД, моряки Волжской военной флотилии, курсанты военных училищ.

Прорыв противника к Волге еще более осложнил и ухудшил положение частей, оборонявших город. Советское командование приняло меры к уничтожению прорвавшейся к Волге группировки противника. Вплоть до 10 сентября войска Сталинградского фронта и переданные в его состав резервы Ставки наносили непрерывные контрудары с северо-запада по левому флангу 6-й немецкой армии. Отбросить противника от Волги не удалось, однако наступление противника на северо-западных подступах к Сталинграду было приостановлено. 62-я армия оказалась отрезанной от остальных войск Сталинградского фронта и была передана в состав Юго-Восточного фронта.

12 сентября немецкие войска после сильной бомбардировки начали наступление на Сталинград со всех направлений. На севере главной целью был Мамаев курган, с высоты которого хорошо просматривалась переправа через Волгу, в центре немецкая пехота пробивалась к железнодорожному вокзалу, на юге танки Гота при поддержке пехоты постепенно продвигались к элеватору. Оборона города возлагалась на 62-ю армию, командование которой принял генерал В.И.Чуйков, и войска 64-й армии генерала М.С.Шумилова. Превосходство в силах и средствах было на стороне немцев. Особенно значительным оно было в 40-километровой полосе обороны 62-й армии от поселка Рынок до Купоросного, где враг имел почти двойное превосходство в людях и артиллерии и почти 6-кратное в танках. Удаление переднего края советских войск от Волги не превышало 10-12 км. Это ограничивало их маневр силами и средствами, как из глубины, так и по фронту.

13 сентября противник перешел в наступление по всему фронту, пытаясь захватить Сталинград штурмом. Сдержать его мощный натиск советским войскам не удалось. Они были вынуждены отступить в город, на улицах которого завязались ожесточенные бои. С 13 по 26 сентября упорная борьба шла в основном в центральной части города.

14 сентября немцы прорвались к вокзалу, а в районе Купоросное (южная окраина города) вышли к Волге. 62-я армия оказалась отрезанной от 64-й армии. В этот критический момент с левого берега Волги в Сталинград была переброшена 13-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора А.И.Родимцева, прибывшая на усиление 62-й армии из Резерва Ставки ВГК. Переправившись через Волгу в течение 2 ночей, дивизия с ходу контратаковала противника и выбила его из центра города, попутно очистив многие улицы и кварталы.

Ярким примером, демонстрирующим мужество и героизм бойцов дивизии Родимцева служит поступок командира рота 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии старшего лейтенанта И.И.Наумова. В связи с угрозой прорыва немецких войск к Волге в районе площади 9 января (ныне площади им.Ленина), он принял решение превратить в опорные пункты два четырехэтажных дома, расположенных параллельно этой площади, и направил туда две группы бойцов. Первая группа состояла из четырех солдат - трех рядовых и сержанта Якова Федотовича Павлова, которые выбили из первого дома немцев и закрепились в нем. Вторая группа - взвод лейтенанта Н.Е.Заболотного - захватила второй дом. На командный пункт полка, который находился напротив, в разрушенной мельнице, сержант Яков Павлов отправляет донесение: "Немцев выбил, закрепился. Прошу подкрепления. Павлов". Чуть позже рапортовал Заболотный: "Дом занят моим взводом. Лейтенант Заболотный". На третьи сутки в дом Павлова прибыло подкрепление: пулеметный взвод гвардии лейтенанта И.Ф.Афанасьева из 3-й пулеметной роты, группа бронебойщиков и автоматчиков. Гарнизон дома увеличился до 24 человек. Гвардейцы при помощи саперов усовершенствовали оборону дома, заминировав все подходы к нему, прорыли небольшую траншею, по которой поддерживалась связь с командованием, доставлялось продовольствие, боеприпасы. Позднее в подвале дома был установлен полевой телефон с позывным "Маяк". Дом стал неприступной крепостью. В течение 58 дней легендарный гарнизон удерживал его и не отдал врагу. Когда немцам все же удалось разрушить одну из стен дома Павлова, бойцы шуткой отвечали: "У нас есть еще три стены. Дом, как дом, только с небольшой вентиляцией". "Дом Заболотного" в конце сентября 1942 года немецкая артиллерия полностью разрушила. Под его развалинами погиб почти весь взвод и сам лейтенант Заболотный. Поднимая бойцов в атаку, в районе площади 9 января в конце ноября 1942 года погиб и командир роты И.И.Наумов. В его честь названа проходящая рядом с площадью улица.

16 сентября войска 62-й армии при поддержке авиации штурмом овладели Мамаевым курганом. Ожесточенные бои за южную и центральную часть города велись до конца месяца.

21 сентября на фронте от Мамаева кургана до зацарицынской части города немцы начали новое наступление силами пяти дивизий. Сутки спустя, 22 сентября 62-я армия была разрезана на две части: немцы вышли к центральной переправе севернее реки Царица. Отсюда они имели возможность просматривать почти весь тыл армии и вести наступление вдоль берега, отрезая советские части от реки. К 26 сентября немцам почти на всех участках удалось вплотную подойти к Волге. Тем не менее, советские войска продолжали удерживать узкую полосу берега, а кое-где и отдельные здания на некотором удалении от набережной. Многие объекты многократно переходили из рук в руки.

уличные бои в Сталинграде

Бои в городе приняли затяжной характер. Войскам Паулюса недоставало сил, чтобы окончательно сбросить защитников города в Волгу, а советским - чтобы выбить немцев с занимаемых позиций. Расстояние между противниками в черте города составляло иногда несколько десятков метров. Борьба велась за каждое здание, а иногда за часть здания, этаж или подвал. Активно работали снайперы. Применение авиации и артиллерии из-за близости порядков противников стало почти невозможным.

С 27 сентября по 4 октября активные боевые действия велись на северных окраинах за поселки заводов “Красный Октябрь” и “Баррикады”, а с 4 октября - за сами эти заводы. Одновременно немцы вели наступление в центре на Мамаев курган и на крайний правый фланг 62-й армии в районе Орловки. К вечеру 27 сентября Мамаев курган пал. Крайне трудное положение сложилось в районе устья реки Царицы, откуда советские подразделения, испытывая острый недостаток в боеприпасах и продовольствии и потеряв управление, стали переправляться на левый берег Волги. 62-я армия отвечала контратаками вновь прибывающих резервов. Они стремительно таяли, однако и потери 6-й армии принимали катастрофические размеры.

28 сентября Ставка образовала новый фронт - Донской. В его состав вошли почти все армии Сталинградского фронта, кроме 62-й. Командующим был назначен генерал К.К.Рокоссовский. Из состава Юго-Восточного фронта, войска которого сражались в городе и южнее, был образован Сталинградский фронт под командованием генерала А.И.Еременко. Каждый фронт подчинялся непосредственно Ставке.

Сопротивление советских войск в районе Сталинграда продолжало нарастать. В октябре гитлеровская ставка направила в район Сталинграда 200 тыс. человек пополнения, до 30 артиллерийских дивизионов (свыше 1000 орудий) и около 40 инженерно-штурмовых батальонов, специально подготовленных для ведения боевых действий в городе. К середине октября немцы создали превосходство над 62-й армией в людях и артиллерии в 1,7 раза, в танках - почти в 4 и в самолетах - более чем в 5 раз.

14 октября немецкие войска после мощной авиационной и артиллерийской подготовки предприняли очередной штурм. Они получили приказ уничтожить советские войска в Сталинграде и полностью овладеть этим городом, вернее, его развалинами, так как Сталинград как город к этому времени практически уже перестал существовать, он был разрушен до основания. На участке около 5 км наступало несколько дивизий. Это наступление противника, продолжавшееся почти три недели, привело к наиболее ожесточенному сражению в городе.

15 октября немцам удалось овладеть Сталинградским тракторным заводом и прорваться к Волге, разрубив 62-ю армию пополам. После этого они начали наступление вдоль берега Волги на юг. Бои шли за каждый квартал, дом, подвал, за каждый метр земли. В на редкость ожесточенных и кровопролитных боях защитники Сталинграда отразили бешеный натиск врага, проявив беспримерное мужество, героизм и отвагу. 17 октября для поддержки ослабленных соединений Чуйкова в состав армии прибыла 138-я дивизия. Свежие силы отбили атаки противника, и с 18 октября таран Паулюса стал заметно терять свою силу.

Чтобы облегчить положение 62-й армии, 19 октября из района севернее города перешли в наступление войска Донского фронта. Территориальный успех фланговых контрударов был незначителен, но они задержали предпринятую Паулюсом перегруппировку.

К концу октября наступательные действия 6-й армии затормозились, хотя на участке между заводами “Баррикады” и “Красный Октябрь” до Волги оставалось пройти не более 400 м. Тем не менее, напряжение боев ослабло, и немцы в основном закрепляли захваченные позиции.

11 ноября была предпринята последняя попытка овладеть городом. На этот раз наступление велось силами пяти пехотных и двух танковых дивизий, усиленных свежими саперными батальонами. Немцам удалось овладеть еще одним участком берега длиной 500-600 м в районе завода “Баррикады”, однако это стало последним успехом 6-й армии. На других участках войска Чуйкова удержали свои позиции. Наступление немецких войск на Сталинградском направлении было окончательно остановлено.

Локальные бои в городе продолжались до 20 ноября. К концу оборонительного периода Сталинградской битвы 62-я армия удерживала район севернее Сталинградского тракторного завода, завод “Баррикады” и северо-восточные кварталы центра города. 64-я армия обороняла подступы к его южной части.

В период оборонительных боев за Сталинград Вермахт, по советским данным, потерял за июль - ноябрь до 700 тысяч солдат и офицеров убитыми и ранеными, более 1000 танков, свыше 2000 орудий и минометов, более 1400 самолетов. Общие потери Красной Армии в Сталинградской оборонительной операции составили 643842 человека, 1426 танков, 12137 орудий и минометов, 2063 самолета.

План немецкого командования, рассчитанный на быстрое овладение Сталинградом, а также планы всей летне-осенней кампании 1942 года были сорваны. Советские войска измотали и обескровили группировку противника, действовавшую под Сталинградом, что создавало благоприятные условия для перехода в контрнаступление.

бои в окруженном Сталинграде

Сталинградская наступательная операция.
К осени 1942 года в основном завершилось техническое перевооружение Красной Армии. На находящихся в глубоком тылу и эвакуированных заводах было налажено массовое производство новой боевой техники, которая не только не уступала, но зачастую превосходила технику и вооружение Вермахта. В ходе прошедших сражений советские войска приобрели боевой опыт. Наступил момент, когда нужно было вырвать у врага инициативу и начать массовое изгнание его из пределов Советского Союза. При участии военных советов фронтов в Ставке был разработан план Сталинградской наступательной операции. Советским войскам предстояло перейти в решительное контрнаступление на фронте в 400 км, окружить и уничтожить сосредоточенную в районе Сталинграда ударную группировку противника. Эта задача возлагалась на войска трех фронтов - Юго-Западного (командующий - генерал Н.Ф.Ватутин), Донского (командующий - генерал К.К.Рокоссовский) и Сталинградского (командующий - генерал А.И.Еременко).

Силы сторон были примерно равными, хотя в танках, артиллерии и авиации советские войска уже имели небольшое превосходство над противником. В таких условиях для успешного выполнения операции было необходимо создать значительный перевес в силах на направлениях главных ударов, что и было достигнуто с большим искусством. Успех был обеспечен прежде всего благодаря тому, что особое внимание было уделено оперативной маскировке. Войска передвигались на заданные позиции только ночью, при этом радиоточки частей оставались на прежних местах, продолжая работать, чтобы у противника создавалось мнение, что части остаются на прежних позициях. Запрещалась всяческая переписка, а распоряжения отдавались только в устной форме, причем только непосредственным исполнителям.

Немецкое командование не проявило к положению своей группы армий “Б” должного внимания, т.к. ожидало наступления советских войск против группы армий “Центр”. Командующий группой “Б” генерал Вейхс был не согласен с этим мнением. Его беспокоил плацдарм, подготовленный противником на правом берегу Дона напротив его соединений. По его настоятельным требованиям к концу октября на Дон было переброшено несколько недавно сформированных полевых подразделений Люфтваффе, чтобы усилить оборонительные позиции итальянских, венгерских и румынских соединений.

Прогнозы Вейхса подтвердились в начале ноября, когда фотографии, сделанные воздушной разведкой, показали наличие в этом районе нескольких новых переправ. Через два дня Гитлер приказал перебросить с Ла-Манша в группу армий “Б” 6-ю танковую и две пехотные дивизии в качестве резервного подкрепления 8-й итальянской и 3-й румынской армий. На их подготовку и переброску в Россию требовалось около пяти недель. Гитлер, однако, не ожидал от противника каких-либо значительных действий до начала декабря, так что, по его расчетам, подкрепление должно было прийти вовремя.

Ко второй неделе ноября с появлением советских танковых частей на плацдарме Вейхс уже не сомневался, что в зоне 3-й румынской армии готовится крупное наступление, которое, возможно, будет направлено и против немецкой 4-й танковой армии. Поскольку все его резервы находились под Сталинградом, Вейхс принял решение сформировать новую группировку в составе 48-го танкового корпуса, который он поставил позади 3-й румынской армии. Он также передал в этот корпус 3-ю румынскую бронетанковую дивизию и собрался перевести туда же 29-ю моторизованную дивизию 4-й танковой армии, однако передумал, поскольку ожидал наступления и в районе расположения соединений Гота. Однако все предпринимаемые Вейхсом усилия оказались явно недостаточными, а Верховное командование было скорее заинтересовано в наращивании мощи 6-й армии для решающего сражения за Сталинград, нежели в укреплении слабых флангов соединений генерала Вейхса.

19 ноября в 8 часов 50 минут после мощной, почти полуторачасовой артиллерийской подготовки, несмотря на туман и сильный снегопад, войска Юго-Западного и Донского фронтов, расположенные северо-западнее Сталинграда, перешли в наступление. Против 3-й румынской действовали 5-я танковая, 1-я гвардейская и 21-я армии. Только одна 5-я танковая армия в своем составе насчитывала шесть стрелковых дивизий, два танковых корпуса, один кавалерийский корпус и несколько артиллерийских, авиационных и ракетно-зенитных полков. Из-за резкого ухудшения погодных условий авиация бездействовала. Оказалось также, что в ходе артподготовки огневые средства противника были подавлены не до конца, из-за чего наступление советских войск в какой-то момент замедлилось. Оценив ситуацию, командующий войсками Юго-Западного фронта генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин принял решение ввести в сражение танковые корпуса, которые позволили окончательно взломать румынскую оборону и развить наступление.

На Донском фронте особенно ожесточенные бои развернулись в полосе наступления правофланговых соединений 65-й армии. Первые две линии траншей противника, проходившие по прибрежной возвышенности, удалось захватить сразу. Решающие бои развернулись за третью линию, проходившую по меловым высотам. Они представляли собой мощный узел обороны. Расположение высот позволяло обстреливать все подступы к ним перекрестным огнем. Все лощины и крутые склоны высот были заминированы и прикрыты проволочными заграждениями, а подходы к ним пересекали глубокие и извилистые овраги. Вышедшая к этому рубежу советская пехота вынуждена была залечь под сильным огнем спешившихся частей румынской кавалерийской дивизии, усиленной немецкими подразделениями. Противник проводил яростные контратаки, пытаясь отбросить наступавших в исходное положение. Обойти высоты в тот момент не было возможности, и после мощного артиллерийского налета воины 304-й стрелковой дивизии пошли на штурм вражеских укреплений. Несмотря на ураганный пулеметный и автоматный огонь, к 16 часам упорное сопротивление противника было сломлено.

В итоге первого дня наступления наибольших успехов добились войска Юго-Западного фронта. Они прорвали оборону на двух участках: юго-западнее города Серафимович и в районе Клетской. В обороне противника образовалась брешь шириной до 16 км.

20 ноября южнее Сталинграда перешел в наступление Сталинградский фронт. Это оказалось для немцев полной неожиданностью. Наступление Сталинградского фронта также началось в неблагоприятных погодных условиях. После артподготовки, которая продолжалась 40-75 минут, соединения 51-й и 57-й армий перешли в наступление. Прорвав оборону 4-й румынской армии и отразив многочисленные контратаки, они начали развивать успех в западном направлении. К середине дня были созданы условия для ввода в прорыв армейских подвижных групп.

Стрелковые соединения армий наступали вслед за подвижными группами, закрепляя достигнутый успех. Под ударами советских войск фронт противника трещал по всем швам. Для закрытия бреши командованию 4-й румынской армии пришлось ввести в сражение свой последний резерв - два полка 8-й кавалерийской дивизии. Но и это не могло спасти положения. Фронт рухнул, а остатки румынских войск обратились в бегство.

В ночь на 21 ноября в ставке Гитлера стало известно о разгроме 3-й румынской армии. Поступавшие сообщения рисовали безрадостную картину: фронт рассечен, румыны бегут с поля боя, сорван контрудар 48-го танкового корпуса. Красная Армия перешла в наступление южнее Сталинграда, а оборонявшаяся там 4-я румынская армия разгромлена. Командование Люфтваффе докладывало, что из-за плохой погоды авиация не может поддержать наземные войска. На оперативных картах со всей очевидностью вырисовывалась перспектива окружения 6-й армии Вермахта. Красные стрелы ударов советских войск опасно нависли над ее флангами и вот-вот должны были сомкнуться в междуречье Волги и Дона. В ходе почти непрерывных совещаний в ставке Гитлера шли лихорадочные поиски выхода из создавшегося положения. Нужно было срочно принимать решение о судьбе 6-й армии.

Сам Гитлер, а также Кейтель и Йодль считали необходимым удерживать позиции в районе Сталинграда и ограничиться лишь перегруппировкой сил. Руководство ОКХ и командование группы армий “Б” находили единственную возможность избежать катастрофы в том, чтобы отвести войска 6-й армии за Дон. Однако позиция Гитлера была категоричной. В итоге было решено перебросить под Сталинград две танковые дивизии с Северного Кавказа. Командование Вермахта все еще надеялось остановить наступление советских войск контрударами танковых соединений. 6-я армия получила приказ оставаться на прежнем месте. Гитлер заверил ее командование, что не допустит окружения армии, а если все же это произойдет - примет все меры к ее деблокаде.

Пока германское командование искало пути предотвращения надвигавшейся катастрофы, советские войска развивали достигнутый успех. Подразделению 26-го танкового корпуса в ходе дерзкой ночной операции удалось захватить единственную уцелевшую переправу через Дон в районе город Калач. Захват этого моста имел огромное оперативное значение. Быстрое преодоление советскими войсками этой крупной водной преграды обеспечивало успешное завершение операции по окружению вражеских войск под Сталинградом.

К исходу 22 ноября войска Сталинградского и Юго-Западного фронтов разделяло всего 20-25 км. Вечером 22 ноября Сталин приказал командующему Сталинградским фронтом Еременко завтра же соединиться с передовыми войсками Юго-Западного Фронта, которые вышли к Калачу, и замкнуть кольцо окружения. Предвидя подобное развитие событий и чтобы воспрепятствовать полному окружению 6-й полевой армии, немецкое командование срочно перебросило в район восточнее Калача 14-танковый корпус. Всю ночь на 23 ноября и первую половину следующего дня части советского 4-го механизированного корпуса сдерживали натиск рвавшихся на юг танковых частей врага и не пропустили их.

зимние бои в разрушенном Сталинграде

Командующий 6-й армией уже в 18 часов 22 ноября радировал в штаб группы армий “Б”, что армия окружена, положение с боеприпасами критическое, запасы горючего на исходе, а продовольствия хватит всего на 12 дней. Поскольку никаких сил, которые могли бы деблокировать окруженную армию, у командования Вермахта на Дону не было, Паулюс обратился в ставку с просьбой о самостоятельном прорыве из окружения. Однако его просьба осталась без ответа. Вместо этого он получил приказ немедленно направиться в котел, где организовать круговую оборону и ждать помощи извне.

23 ноября войска всех трех фронтов продолжали наступление. В этот день операция достигла своей кульминации. Две бригады 26-го танкового корпуса переправились через Дон и с утра повели наступление на Калач. Завязался упорный бой. Противник яростно сопротивлялся, понимая важность удержания этого города. Тем не менее, к 14 часам он был выбит из Калача, в котором располагалась главная база снабжения всей сталинградской группировки. Все находившиеся там многочисленные склады с горючим, боеприпасами, продовольствием и другим военным имуществом были либо уничтожены самими немцами, либо захвачены советскими войсками.

Около 16 часов 23 ноября войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов встретились в районе Советского, завершив таким образом окружение сталинградской группировки противника. Несмотря на то, что вместо запланированных двух-трех дней на выполнение операции потребовалось пять суток, успех был достигнут.

В ставке Гитлера после поступления сообщения об окружении 6-й армии воцарилась гнетущая атмосфера. Несмотря на очевидно катастрофическое положение 6-й армии, Гитлер не хотел даже слышать об оставлении Сталинграда, т.к. в этом случае были бы сведены к нулю все успехи летнего наступления на юге, а вместе с ними исчезли бы и все надежды на завоевание Кавказа. Кроме того, считалось, что сражение с превосходящими силами советских войск в открытом поле, в суровых зимних условиях, при ограниченных средствах передвижения, запасах горючего и боеприпасов имеет слишком мало шансов на благоприятный исход. Поэтому лучше закрепиться на занимаемых позициях и стремиться деблокировать группировку. Эту точку зрения поддержал главнокомандующий ВВС рейхсмаршал Г.Геринг, заверивший фюрера, что его авиация обеспечит снабжение окруженной группировки по воздуху. Утром 24 ноября 6-й армии был отдан приказ занять круговую оборону и ждать деблокирующего наступления извне.

В штабе 6-й армии 23 ноября также разгорелись бурные страсти. Кольцо окружения вокруг 6-й армии только что замкнулось, и нужно было срочно принимать решение. Ответа на радиограмму Паулюса, в которой он запрашивал “свободы действий”, все не было. Но Паулюс не решался взять на себя ответственность за прорыв. В соответствии с приказом Гитлера командование 6-й немецкой армии спешно пыталось создать круговую оборону. На западный участок фронта началась срочная переброска войск из Сталинграда. За короткий срок противнику удалось создать группировку из шести дивизий. Чтобы сковать его силы в самом Сталинграде, 23 ноября перешла в наступление 62-я армия генерала В.И.Чуйкова. Ее войска атаковали немцев на Мамаевом кургане и в районе завода “Красный Октябрь”, но встретили яростное сопротивление. Глубина их продвижения за день не превысила 100-200 м.

К 24 ноября кольцо окружения было тонким, попытка прорвать его могла принести успех, нужно было только снять войска с Волжского фронта. Но Паулюс был слишком осторожным и нерешительным человеком, генералом, который привык повиноваться и точно взвешивать свои поступки. Он подчинился приказу.

27 ноября фюрер поручил фельдмаршалу фон Манштейну подготовить деблокаду 6-й полевой армии. Гитлер уповал на новые тяжелые танки – “тигры”, рассчитывая, что они смогут снаружи прорвать кольцо окружения. Несмотря на то, что эти машины еще не были испытаны в бою и никто не знал, как они поведут себя в условиях русской зимы, он верил, что даже один батальон “тигров” сможет коренным образом изменить обстановку под Сталинградом.

Пока Манштейн получил прибывшее с Кавказа подкрепление и готовил операцию, советские войска расширили внешнее кольцо и укрепили его. Когда 12 декабря танковая группа Гота пошла на прорыв, она смогла пробиться через позиции советских войск, и передовые ее части отделяли от Паулюса меньше 50 километров. Но Гитлер запретил Фридриху Паулюсу оголить Волжский фронт и, оставив Сталинград, пробиваться навстречу “тиграм” Гота, чем окончательно решил судьбу 6-й армии.

К январю 1943 года враг был отброшен от сталинградского “котла” на 170-250 км. Гибель окруженных войск стала неизбежной. Почти вся занимаемая ими территория простреливалась огнем советской артиллерии. Несмотря на обещание Геринга, на практике среднесуточная мощность авиации в снабжении 6-й армии не смогла превысить 100 тонн вместо необходимых 500. Кроме того, доставка грузов окруженным группировкам в Сталинграде и других котлах вызывала огромные потери в немецкой авиации.

10 января 1943 года на предложение советского командование генерал-полковнику Паулюсу капитулировать, тот, несмотря на безнадежное положение своей армии, дал категорический отказ, пытаясь, сколько будет возможно, сковывать окружавшие его советские войска. В тот же день Красная Армия начала операцию по уничтожению 6-й полевой армии Вермахта. В последние дни января советские войска оттеснили остатки армии Паулюса в небольшой район полностью разрушенного города и расчленили продолжающие обороняться подразделения Вермахта. 24 января 1943 года генерал Паулюс отправил Гитлеру одну из последних радиограмм, в которой сообщал, что группировка находится на грани уничтожения, и предложил эвакуировать ценных специалистов, но Гитлер снова запретил остаткам 6-й армии пробиваться к своим и отказался вывезти из котла кого-либо, кроме раненых.

красное знамя над Сталинградом

В ночь на 31 января 38-я мотострелковая бригада и 329-й саперный батальон блокировали район универмага, где находился штаб Паулюса. Последней радиограммой, которую получил командующий 6-й армией, был приказ о его производстве в фельдмаршалы, который штаб расценил как приглашение к самоубийству. Рано утром два советских парламентера пробрались в подвал полуразрушенного здания и передали фельдмаршалу ультиматум. После полудня Паулюс поднялся па поверхность и отправился в штаб Донского фронта, где его с текстом капитуляции ожидал Рокоссовский. Однако, несмотря на то, что фельдмаршал сдался в плен и подписал капитуляцию, в северной части Сталинграда немецкий гарнизон под командованием генерал-полковника Штекера отказался принять условия капитуляции и был уничтожен концентрированным огнем тяжелой артиллерии. В 16 часов 2 февраля 1943 года условия капитуляции 6-й полевой армии Вермахта вступили в силу.

Весть о разгроме армии Паулюса потрясла Германию. Гитлеровское правительство объявило в стране траур. Три дня над немецкими городами и селами звучал погребальный звон церковных колоколов.

Поражение крупной стратегической группировки немцев на советско-германском фронте явилось серьезным ударом по всему блоку стран Оси, ускорившим распад гитлеровской коалиции, выход из нее Италии, внутриполитического кризиса в Венгрии, Румынии и других странах-сателлитах гитлеровской Германии. Разгром вражеских войск под Сталинградом также вызвал и подъем национал-освободительной борьбы в порабощенных немецкими оккупантами странах. В Польше, Чехословакии, во Франции, Албании, Норвегии, Бельгии и других странах росло движение Сопротивления. С особой силой оно развертывалось в Югославии, где возникла Народно-освободительная армия.

Подвиг участников Сталинградской битвы был высоко оценен Советским правительством. Медалью “За оборону Сталинграда” было награждено свыше 700 тыс.человек. Десятки тысяч солдат и офицеров отмечены правительственным наградами. Многим соединениям и частям Красной Армии (сорока четырем) присвоено почтенное наименование Сталинградских, Абганеровских, Котельниковских, Среднедонских, Тацинских. 183 части, соединения и объединения были преобразованы в гвардейские. 55 соединений и частей награждены орденами.


Источники:
1. Самсонов А.М., "Сталинградская битва", Наука, 1983
2. Лубченков Ю., "100 великих сражений Второй Мировой", Вече, 2005
3. Allen W., Muratoff P., "The Russian Campaigns of 1941-1943", Penguin books, 1946
4. "Великая Отечественная война, 1941-1945", Наука, 1999
5. "История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945", 1963
6. "История Второй мировой войны, 1939-1945", 1980

Обновлено 13.03.2010 15:58
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Copyright © 2003-2014 WELTKRIEG.RU